arktal

Category:

Утопия

              "Нельзя жить слишком хорошо. Надо портить себе удовольствие".

Эту заметку об одном социальном эксперименте я опубликовал 10 лет назад, а сегодня мне на почту пришло напоминание о ней, и я подумал, что исследование, сделанное более полувека назад, всё ещё актуально и, наверное, будет интересно и нынешним читателям ЖЖ. Итак, чуть-чуть дополнив старые записи новыми выводами, публикую вторично

Рай для мышей

На днях с легкой руки одного из популярных блогеров ЖЖ, опубликовавшего заметку Вселенная 25, по ЖЖ разлетелся текст о социальном эксперименте Джона Кэлхуна (John B. Calhoun, 1917-1995), американского эколога, исследовавшего проблемы популяционной плотности и ее влияния на поведение животных. В заметке дан сокращенный перевод описания эксперимента, названного Дж.Кэлхуном "Поведенческая клоака"[*] (The Behavioral Sink) о пагубности "хорошей жизни", которую экспериментатор создал для колонии мышей. 

Эксперимент заключался в создании колонии мышей, обеспеченной всем необходимым для жизнедеятельности. Единственное, в чем экспериментатор им полностью отказал - увеличение жизненного пространства сверх определенного заранее.

Джон Кэлхун во время проведения эксперимента.  Фото - Journal of Social History, 2009
Джон Кэлхун во время проведения эксперимента. Фото - Journal of Social History, 2009

В квадратный ящик площадью 2х2м и высотой стен полтора метра, Кэлхун запустил 4 пары здоровых мышей и создал им вполне райскую жизнь: достаток еды, удобный климат, чистота, вертикальные и горизонтальные ходы, норы, гнезда для самок. Всего было 256 гнезд, в каждом из которых могли жить по 15 мышей, в общей сложности – до 3840 мышей. Каждые несколько недель "мышиная вселенная" очищалась от грязи и мусора. Ветеринары наблюдали за их здоровьем.

Через 104 дня мыши принесли первый приплод. Жизнь в этом ящике им нравилась, и население начало расти в геометрической прогрессии, удваиваясь каждые 55 дней. Однако эта райская жизнь продолжалась недолго. То, что выглядело как утопия для крыс и рай для мышей - неограниченная еда и вода, несколько уровней и частные места гнездования - быстро превратилось в бурные скопления, которые привели к сокращению популяции с последующим тревожным и патологическим поведением членов.

Здесь следует отметить, что исследователь искал ответ именно на проблему перенаселенности, которая для многих последователей Томаса Мальтуса была главной причиной социальной несправедливости в обществе. Свои опыты он ставил в 60-х годах прошлого века, в период "бурного десятилетия", когда в США прошла волна протестов послевоенной молодежи. Это было первое поколение, выросшее в государстве процветания. Оно не видело массовой безработицы и нищеты, и считало социальную защищенность и материальный достаток нормой жизни. На тротуарах Телеграф-авеню в Беркли (Калифорния) и Гринвич-вилиджа в Нью-Йорке появились первые живописные группки неряшливых, длинноволосых юношей и девушек, а в обиход вошло новое слово - “хиппи”.

На волне этого движения появились новые "властители дум". Профессор Стэндфордского университета биолог Пол Эрлих, прославившийся своей апокалипсической книгой “Демографическая бомба” (1968), где он предсказывал, что на протяжении 70-х годов “сотни миллионов людей ждет гибель от голода и холода во мраке”. Его идеи подхватил популярный телеведущий NBC Джонни Карсон в своем знаменитом "Вечернем шоу". Начались массовые движения протеста против американского участия во вьетнамской военной кампании.

Тем не менее, Джона Кэлхуна проблема голода и сокращения природных ресурсов в результате перенаселенности не волновала. Он утверждал, что скученность сама по себе может разрушить общество, прежде чем голод получит свой шанс сделать это. В его "Вселенной 25" продовольствия было в достатке, и мыши активно занимались созданием себе подобных. Однако на 315 день темпы роста численности населения заметно снизились. К тому времени в колонии жило, буквально бок обок 600 мышей. Их общество переполнилось социально неиспользованными особями. Начали возникать территориальные конфликты, "неудачники" исключались из общественной жизни, коммуникационные связи с ними были нарушены. Они собирались большими группами посредине своего мира, вялые и безучастные к происходящему вокруг. Однако это состояние иногда прерывалось вспышками необъяснимых атак и насилия. Жертвами этих атак чаще всего становились сами атакующие, кормящие самки нападали на своё потомство, резко увеличилась "детская" смертность. Одинокие самки самоизолировались и нашли себе убежища на верхних уровнях.

Группа самцов, которых Кэлхун назвал "красавцы", вообще не искали самок и не стремились к продолжению рода. Они не воевали, ели, спали, "умиротворенные" изобилием и отсутствием опасности. В другом месте характерными стали случаи каннибализма, пансексуальности и насилия. Мышиное общество начало разваливаться.

Джон Кэлхун во время проведения эксперимента.
Джон Кэлхун во время проведения эксперимента.

На 560 день, почти через 19 месяцев после начала эксперимента, население мышиного мира достигло 2200 особей, и его рост прекратился. Было ещё несколько беременностей после 600-го дня, но поголовье стало быстро сокращаться. Оставались ещё "красавцы" и уединившиеся самки, но у них полностью исчезла тяга к спариванию. Кэлхун назвал это состояние "первой смертью", тогда как физическая смерть, по его определению, - это "вторая смерть".

По названию – "Вселенная 25" понятно, что это не был его первый эксперимент. Свои первые опыты создания "мышиного мира" он начал ещё в 1947г. Тогда популяция мышиной колонии достигло своего предела при наличии 200 особей, а стабилизировалось – при 150. Потом были ещё, но все они проходили теже этапы, что и "Вселенная 25" 1972 года: после волны насилия и гиперсексуальной активности следовали апатия, асексуальность и самоуничтожение.

Выводы, сделанные Джоном Кэлхуном, основывались на результатах его экспериментов и пессимистического настроения американского общества 60-70 годов ХХ века. Кэлхун считал, что исследованный эффект перенаселенности, наблюдавшийся в условиях эксперимента, может рассматриваться как модель будущего состояния для человеческой цивилизации. Его часто цитировали с целью подтверждения такого мировоззрения, но апокалипсические прогнозы тех лет не оправдались, и у меня нет ни малейшего желания приводить их здесь. Со взглядами Джона Кэлхуна можно ознакомиться в обзоре Ramsden, Edmund; Adams, Jon (2009). "Escaping the Laboratory: the rodent experiments of John B. Calhoun & their cultural influence".

В качестве небольшой иллюстрации американского отношения к научному спору приведу довольно известную (и имеющую отношение к прогнозам 60-70 годов) историю про конфликт горячего сторонника технического прогресса экономиста Джулиана Саймона с упомянутым выше биологом Полом Эрлихом, которую рассказывает Виктор Вольский в своем эссе "Интеллектуальные идиоты":

Эрлих был горячим приверженцем мальтузианской теории исчерпания ресурсов, согласно которой потребные человечеству ресурсы растут в арифметической прогрессии, в то время как прирост населения идет согласно геометрической прогрессии. Когда его предсказание не сбылось, это ничуть не смутило стэнфордского биолога: он просто отодвинул дату неминуемого исчерпания ресурсов земных недр, затем еще раз и еще раз.

В 1980 году ныне покойный мэрилендский экономист Джулиан Саймон объявил, что готов спорить с мальтузианцами, что цена любого вида полезных ископаемых будет неуклонно снижаться, свидетельствуя тем самым об увеличении его запасов. От имени всей армии своих единомышленников Пол Эрлих поднял брошенную перчатку.

В октябре того же года Эрлих и Саймон составили фьючерсный контракт, по которому Саймон обязался через 10 лет продать сопернику партию из пяти произвольно выбранных Эрлихом металлов (медь, хром, никель, олово и вольфрам) стоимостью 1000 долларов в ценах 1980 года. Если общая стоимость контракта по истечении указанного периода поднимется выше исходной суммы, Саймон уплатит сопернику разницу, если она опустится ниже 1000 долларов, разницу придется покрыть Эрлиху.

Саймон не сомневался в победе. Он знал, что запасы природных ресурсов не убывают, а растут во времени, ибо экономическая история стран с рыночной экономикой наглядно свидетельствовала о неуклонном снижении цен на большинство основных видов сырьевых товаров. История не обманула: на протяжении 80-х годов совокупная цена на пять указанных металлов упала более чем на 50%. В октябре 1990 года Эрлих признал свое поражение и выслал Саймону чек на 576,07 долларов.

Сам Кэлхун считал, что, освобождая людей от проблем, а затем лишая их цели, государство всеобщего благосостояния является совершенно неестественным и антиобщественным изобретением. В эксперименте с мышами особи в конечном итоге потеряли интерес к тому, что способствует сохранению вида. Они изолировались, чрезмерно баловали себя или обратились к насилию.

 Рост численности человечества на протяжении последних 4 тыс. лет. (по С.П.Капица)
Рост численности человечества на протяжении последних 4 тыс. лет. (по С.П.Капица)

Всё это выглядит достаточно тревожно — похоже, что человечество находится сейчас в той стадии, когда экспотенциальный рост населения земли заметно замедлился. Особенно это видно на примере развитых странах с достаточно высоким уровнем жизни. Тем не менее обнадеживает тот факт, что люди - не мыши. У людей есть наука, технологии, медицина, которые могут своевременно исследовать и избежать катастрофических последствий перенаселения и благосостояния.  

Примечание:

[*] - "Поведенческая клоака", выражение заимствованное Джоном Кэлхуном из книги Тома Вулфа "Банда насосной станции", 1968.

© А.Таль, 2011

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.