arktal

Categories:

"Привет, это Навальный" (2)

начало "Привет, это Навальный" (1)

Андрей Козенко, Ольга Просвирова, Би-би-си, Берлин, 6.10.2020

Все факты, безусловно, указывают на Путина"

Би-би-си: В интервью Spiegel ты назвал виновным в отравлении лично Путина. Вот ты придешь в независимый суд, и тебе скажут: перечисли по пунктам, Алексей, на основании чего ты так считаешь?

А.Н.: К моменту моего появления в прекрасном независимом суде дело уже должно быть расследовано, а к участникам преступления избрана мера пресечения. Они не могут быть ни кем другими, как специальной группой убийц, которые способны применять этот "Новичок". Если его дать тебе и сказать: пойди и убей - никого убить не получится, только самого себя. Даже профессиональный химик убьет сам себя.

Сейчас же я располагаю своим аналитическим суждением, которое основывается на том, что а) это недоступное вещество, само обладание которым - нарушение всех международных норм б) такое вещество может быть только у спецслужб, чьи руководители подчиняются непосредственно Путину. Все наше понимание о том, как устроена страна, сложившееся за последние 20 лет, говорит нам, что эти спецслужбы запросто убьют кого угодно, но для убийства нужна прямая санкция Путина.

Следующее. Очевидно, что вся эта омская операция прикрытия санкционирована на высшем уровне, иначе бы [Михаил] Мурашко лично не отправлял туда группу специалистов. С какого перепуга министр здравоохранения создает комиссию и отправляет ее в Омск, с какого перепуга врачи не отдают пациента, за которым уже прибыл самолет и пишут о том, что он нетранспортабелен, хотя современная медицина вообще не признает такой вещи как "нетранспортабельный пациент". И любой специальный самолет оборудован лучше, чем иная больница. Уж точно лучше, чем та омская больница.

Ну и, наконец, Путин, его заявления о том, что я отравил себя сам, сварил "Новичок". Все эти факты безусловно указывают на него. Я не боюсь и не собираюсь говорить: ну, я считаю, что это сделано с санкции высшего руководства страны, мы должны разобраться... Никто, кроме Путина, не мог дать приказ [руководителю ФСБ Александру] Бортникову, [главе СВР Сергею] Нарышкину и.. кто там возглавляет ГРУ… (во главе этого ведомства стоит Игорь Костюков - Би-би-си). Вот это должно быть предметом расследования.

Би-би-си: Но ведь эти же люди говорили, что России невыгодно твое отравление. Вообще - это личное суждение - складывалось ощущение, что в Кремле, наоборот, берегут тебя от по-настоящему серьезных инцидентов. Ты сразу же вышел на свободу, несмотря на реальный срок по делу "Кировлеса". Тебе моментально выдали загранпаспорт и ты смог улететь в Испанию, когда тебе вылили в лицо зеленку, и возник риск, что ты можешь ослепнуть.

А.Н.: Нет никакого конспирологического ответа на этот вопрос.

Мне изнутри все это видится совсем не так, как ты описал. Последние два года на нас идет беспрецедентное давление. Против всех возбудили уголовные дела. На нас давят, как могут, но мы все равно в этих условиях эффективно действуем. Ведь политическая ситуация очень сильно изменилась: Минск, Хабаровск. Путин лично участвует в этих историях и видит по цифрам, что рейтинги у него падают, а у меня растут. И у других оппозиционных политиков тоже растут.

Они видят, что самый популярный политик Хабаровского края - [бывший губернатор Сергей] Фургал. А второй по популярности - это я (к таким данным пришла команда Навального, проведя свой социологический опрос, результаты которого не были обнародованы, Би-би-си не может подтвердить эти слова). А самые ненавидимые в крае - Путин и [полпред президента по Дальнему Востоку Юрий] Трутнев. Это штука меняет отношение ко всему.

Вспомним "Кировлес". Я еще раз это повторю, и это не какое-то кокетство: меня отпустили, потому что люди вышли на улицу. Там же [в администрации президента] мониторят соцсети, и если видят, что вынесли приговор, и десять тысяч человек написали в "Фейсбуке": "Да охренеть! Мы идем на Манежку", они легко понимают: вечером будет стотысячный несанкционированный митинг протеста.

Они же хитрые, они не хотят увеличивать мой рейтинг, не хотят сочувствия. Когда кто-то на каком-то уровне переборщил, и в меня плеснули зеленкой, стало понятно, что сейчас я буду без глаза или с бельмом на глазу, все будут жалеть и сочувствовать. Буду примером того, какой беспредел они могут устроить.

Мне не хотелось бы становится популярным ценой потери глаза, но и они это понимают, и поэтому дали мне паспорт. Мне его и так не выдавали незаконно - фигня, что условно-осужденные не могут ездить за границу. Могут и ездят, просто в России им не дают загранпаспорта. А так никакого запрета нет. Вот поэтому я и получил свой.

Сейчас же бешенство всех этих людей привело к радикализации их позиций: типа, мы не хотим его убивать, но что-то же надо с ним делать. А Томск - крупный город, Новосибирск - третий по величине в стране, и мы сделали им там "умным голосованием" очень больно. Если вы думаете, что Путин только и делает, что сидит и думает про Трампа - нет, это не так. Он думает: я не могу проиграть в Новосибирске и Томске - на фоне того, что происходит в Хабаровске. Иначе так город за городом я проиграю выборы в Госдуму. Или их результаты придется фальсифицировать в таком масштабе, что непонятно, к каким последствиям это приведет.

Все это и стало причиной. Это какие-то досужие рассуждения на лавочке: что вот они в Кремле за ним наблюдают, а в какие-то кризисные моменты я, как муравей, ползу, а они мне травинку в нужный момент подставляют, чтобы я переполз и дальше забирался. Ничего подобного. В рамках, а теперь уже и за рамками, всех легальных инструментов они прессуют нас, как могут. И нападения, и все остальное. Только раньше говорили: ну вот хоть не убивают. Теперь вот уже и туда пошли.

Би-би-си: Ты говорил, что персональные санкции против этих людей - наиболее эффективная мера со стороны Запада. А если бы тебе дали листок и ручку и сказали: пиши фамилии?

А.Н.: Зайди на YouTube, набери там "Алексей Навальный" и бери всех фигурантов наших расследований, их близких и родственников. Этот санкционный список не должен состоять из сорока фамилий, туда нет смысла вносить кого-то с формулировкой "полицейский, участвовавший в насилии".

Какой-нибудь Чепига и второй - Мишкин, как там его... Ну распилили они миллиард на создании этого "Новичка", построили себе на эти деньги здоровую кирпичную дачу в Подмосковье, но у большинства из таких никаких швейцарских счетов нет. А в этот список должна попасть путинская элита в широком смысле этого слова. Те, кто сидят в Кремле, олигархи, все эти Шувалов, Усманов, Абрамович, Дерипаска.

"Путинская элита"
"Путинская элита"

Би-би-си: А если говорить про список людей, причастных к отравлению?

А.Н.: Нужно разделять. По попытке моего убийства надо работать строго по УК. Нужно найти этих людей и привлечь их к уголовной ответственности - в идеальной системе. И в то же время мы должны оказывать давление на негодяев, которые захватили власть и которые стоят за этим преступлением. Чем может помочь Европа - не пускать сюда их и их деньги. Их надо вышвырнуть отсюда.

Би-би-си: Вот весы. На одной чаше восемь лет, в которые ты, если изберешься, будешь строить прекрасную Россию будущего. На другой чаше - нарастающее давление, и там уже убивать готовы. Нет ощущения, что она уже сильно перевешивает? Может быть, стоит просто остановиться?

А.Н.: Нет никаких весов. Это красивое рассуждение: вот весы, а вот сферический конь в вакууме. Это сравнение уместно для политологии, но я не политолог, я делаю то, что считаю нужным. Кто бы мог предположить про "Новичок"? Как это учесть? Некоторые люди говорят, что у них есть инсайды, - в 99% случаев они врут, никаких инсайдов нет. Есть Путин, есть что-то в его голове, и он дает команды.

Я не могу сидеть и гадать: а что будет, если я сделаю это, сравняются весы или не сравняются. Я просто сойду с ума, не смогу работать нормально.

Я давно для себя решил, я не ищу инсайдов, не занимаюсь анализом, не верю в башни Кремля и в то, что кто-то из политологов обладает реальным знанием. За двадцать лет мы убедились: все политические прогнозисты - полная, простите, херня. Моя основная работа - Фонд борьбы с коррупцией, мы занимаемся расследованиями; в дополнение к этому пытаемся зарегистрировать свою партию; где можем, участвуем в выборах; если надо, организуем митинги. Мы занимаемся всеми способами политической борьбы, чтобы спасти свою страну, извините меня за пафос. Я не сижу как алхимик: сюда насыпем немного смелости, сюда - "умного голосования", а сюда немножко "Новичка" - и посмотрим, что перевесит.

Би-би-си: Ты уже понимаешь, когда вернешься в Россию?

А.Н.: Сложно сказать. Еще надо сделать ряд тестов на активность нервной системы, продолжаются процедуры. Не возьмусь сейчас предсказывать.

Би-би-си: Твои соратники в России точно под таким же давлением, как и ты. Но если про тебя говорят Ангела Меркель и Эммануэль Макрон, то координаторы в регионах России вряд ли могут похвастаться тем же.

А.Н.: Важный вопрос, на самом деле. Ты знаменитость, тебе даже оплачивают самолет. А когда региональный активист выступает против местного олигарха или губернатора, он подвергается едва ли не больше опасности. Тут нужна даже большая, чем у меня смелость.

Мы защищаемся, мы создали сеть штабов. У нас достаточные медийные возможности, чтобы защитить человека, даже не обязательно являющегося сотрудников нашего штаба.

Би-би-си: И все же: ты искренне недооцениваешь риски возвращения? Или сознательно на них идешь? Кто хоть возглавит ФБК, если ты вдруг окажешься не на свободе?

A.H.: Безусловно, существует опасность, что меня могут изолировать. Вообще-то со мной уже много раз так происходило. Сейчас со мной около месяца не было связи даже через адвокатов! Но за время моего отсутствия вышло три расследования, и в одном из них, самом лучшем, про Казань, я успел принять минимальное участие. ФБК работает, каждый знает свое дело. Моя ликвидация ничего не изменит. Только в эфире некому будет говорить: "Привет, это Навальный".

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.