arktal

Categories:

Тяжелое наследие СССР

По материалам: Секретный объект "Аральск-7"

23 года назад президент РФ Борис Ельцин своим указом закрыл один из самых секретных военных объектов Советского Союза, Аральск-7 — полигон для производства и испытания биологического оружия. Расположен он был в крайне удаленном и малонаселенном месте, на острове Возрождения, посреди Аральского моря. 

Полигон для производства и испытания биологического оружия. (Фото сделано  американским разведывательным спутником KH-9 HEXAGON)
Полигон для производства и испытания биологического оружия. (Фото сделано американским разведывательным спутником KH-9 HEXAGON)

Казахстанский журналист и блогер Григорий Беденко опубликовал уникальные материалами из своего архива, которые возможно, как-то объяснят феномен объекта «Аральск-7».

Впервые в 1915 году в районе городка Ипр 4-я германская армия впервые применила распыление хлора из баллонов. Но бактериологическое оружие имело гораздо более давнюю историю — например, в античном мире чумные трупы перекидывали через стены осажденных городов, чтобы вызвать эпидемию среди защитников. А попытку с помощью холеры изменить мир в 1894 году Герберт Уэллс описал в рассказе «Похищенная бацилла».

Для научного центра требовалось место, которое было бы достаточно удалено и изолированно от других населенных пунктов. С одной стороны, это — требования секретности, с другой — безопасности. Идеальным вариантом стал бы остров. Было отобрано три «кандидатуры»: один из Соловецких островов в Белом море, остров Городомля на озере Селигер и остров Возрождения в Аральском море. Остановились на Городомле. Здесь в 1936—1941 годах разместился главный советский центр по разработке биологического оружия — подчинявшаяся Военно-химическому управлению РККА 3-я испытательная лаборатория. Ранее она занимала один из суздальских монастырей.

Следующим местом дислокации бактериологической лаборатории стал остров Возрождения, бывший — Николай, названный так в честь императора. Открыли его вместе с двумя другими островами — Наследником и Константином — в 1848 году. До революции местные жители и промышленники занимались здесь рыболовством, охотой, добывали соль, вывозили на материк саксаул и т.д. После 1917 года все это хозяйство было национализировано, и колхозными методами полностью загублено. Население острова сократилось до 4-5 казахских семей, инфраструктура — до нескольких построек.

Испытательная лаборатория была эвакуирована с острова Городомля сначала в Киров, затем в Саратов и, наконец, на остров Возрождения. С 1942 года здесь стал действовать биохимический полигон «Бархан» — 52-я полевая научно-исследовательская лаборатория (ПНИЛ-52) — войсковая часть 04061. Затем в северной части острова построили военный городок Кантубек, официально именовавшийся Аральск-7.

На карте видны контуры бывшего моря и отмечено место, где был о-ов Возрождения
На карте видны контуры бывшего моря и отмечено место, где был о-ов Возрождения

Между бывшим о-вом Возрождения на юге и полуостровом Куланды на севере, где сейчас находится одноименный казахский аул, остался лишь маленький пролив. А ведь еще в начале нулевых от Куланды до полигона надо было плыть на лодке по меньшей мере 3 часа, а потом еще 60 км ехать на машине. 

"Набережная" в поселке Мойнак. Здесь было море
"Набережная" в поселке Мойнак. Здесь было море

Испытательный полигон занимал южную часть острова. Испытания заключались в подрыве снарядов и распылении с самолета штаммов, разработанных на основе сибирской язвы, чумы, бруцеллеза, туляремии, Ку-лихорадки, сапа и других смертельно опасных инфекций. Штаммы производились на предприятиях оборонного комплекса в Свердловске, Кирове, Загорске, Степногорске.

В планируемой зоне поражения солдаты срочной службы расставляли клетки с подопытными животными или привязывали их к кольям. Рядом устанавливались «пылесосы» — специальные приборы с трубчатыми фильтрами, которые позволяли концентрацию бактерий в той или иной точке. После распыления те же солдаты в костюмах химзащиты собирали животных и отправляли их в лабораторию. Все это очень напоминало процедуру испытаний «грязной бомбы» на островах Ладожского озера.

Кен Алибек (Канатжан Байзакович Алибеков)
Кен Алибек (Канатжан Байзакович Алибеков)

Вот как описывается испытание на о-ове Возрождения в книге бывшего научного руководителя программ по разработке биологического оружия и биозащиты в СССР, а затем инициатора ликвидации этих программ Кена Алибека «Осторожно! Биологическое оружие!»: 

«На унылом, открытом всем ветрам островке у берегов Аральского моря сидят около сотни обезьян, которые привязаны к столбам, вытянувшимся длинными параллельными рядами чуть ли не до самого горизонта. Глухой хлопок нарушает тишину, и в точке взрыва появляется густое облако дыма горчичного цвета. Увидев его, животные в испуге начинают пронзительно кричать и метаться, натягивая удерживающие их привязи. Обезьяны пытаются спастись, прикрывая голову, пряча нос и рот. Но животные обречены: вскоре они умрут».

Обезьян выбрали потому, что их органы дыхания более всего похожи на человеческие. Обезьян в Аральск-7 поставлял сухумский питомник, но для некоторых экспериментов приходилось доставать животных и за границей. В 1980-х годах по линии Внешторга СССР в Африке была закуплено и через сеть подставных фирм доставлено на остров Возрождения 500 мартышек. На них испытали штамм сибирской язвы Антракс-836 и специально выведенные «боевые» бактерии чумы. Своей смертью животные доказали, что разработанные штаммы способны «пробить» защиту вероятного противника. По расчетам, распыление 100 килограммов спор сибирской язвы в густонаселенных городских районах способно уничтожить около 3 млн человек.

Испытания проводились также на кроликах, овцах и лощадях. Их специально для «лабораторных нужды» выращивали на полуострове Куланды, расположенном неподалеку.

Есть предположения, что только экспериментами на животных дело не ограничилось. На эту мысль наводят странного вида бараки, которые примыкали к расположенной в нескольких километрах от Аральска-7 лаборатории.

«Необычен и загадочен лабораторный корпус и прилегающие к нему бараки, — пишет собственный корреспондент газеты «Труд. Ташкент» Валерий Бирюков в статье «Тайны острова Возрождения» («Труд», 25 октября 2001 года). — Судя по хорошо сохранившимся надписям и табличкам, в других бараках в основном жили женщины. Причем, судя по условиям их содержания, это, скорее всего, были заключенные. В самом лабораторном корпусе несколько помещений, похожих на смотровые кабинеты, оборудованы гинекологическими креслами. Соседняя с ними комната имеет лишь одну герметически закрывающуюся дверь. С потолка, не доходя до пола примерно метр, опускается труба из нержавеющей стали. Еще в одной комнате складировано несколько десятков прекрасно выполненных мужских и женских манекенов с гнущимися руками и ногами. Сохранились богатая библиотека по биологии и огромный склад всевозможных колб и специальной посуды. 

Железные двери в большинство подвальных помещений заварены и не открыты по сей день. Всюду разбросаны сейфы самых разных размеров.

На полигоне и в лаборатории творились страшные вещи, а город Аральск-7 в это время мирно жил или мирно спал. Он ничем не отличался от других советских закрытых городов: полтора десятка жилых домов, столовая, клуб, магазины, стадион, казармы, плац, электростанция. Население Аральска-7 достигало 1500 человек — военные, ученые, другие специалисты и их семьи. Дети ходили в школу, их родители на службу. Солдаты занимались строевой подготовкой на плацу. Вечерами в доме офицеров показывали кино, на выходных на берегу Аральского моря устраивались пикники.

С «большой землей» остров соединяло морское и воздушное сообщение. Пресная вода, продукты и оборудование доставлялось сюда баржами. Оборудованная еще в 1949 году взлетно-посадочная полоса впоследствии превратилась в аэродром «Бархан». Это уникальное для СССР сооружение имело четыре взлетно-посадочные полосы. Выбор той или иной полосы определялся в зависимости от того, какой ветер дул. Остров Возрождения отличался сильными ветрами.

Кстати, местная роза ветров служила защитой для Аральска-7 от биологической угрозы. Месторасположения полигона было выбрано так, чтобы ветер сразу относил образовавшееся в результате испытания аэрозольное облако в противоположную от военного городка сторону. Правда, говорят, в 1972 году был случай, когда из-за внезапного порыва ветра двое рыбаков попали в чумное облако. Оба погибли.

Кроме того, на полигоне проводились обязательные противоэпидемические мероприятия и дезактивация территории. Все участники испытаний проходили обязательный карантин. Дополнительной страховкой служил жаркий климат. Большинство бактерий и вирусов не выдерживали длительного воздействия местных температур. Поэтому, как правило, испытания проводились ближе к вечеру. Слой холодного воздуха, который накрывал прогретую землю, удерживал бактерии, тем самым, снижая риск переноса заразы за пределы полигона.

Защиту сверхсекретного острова от чужих глаз обеспечивали непрерывно курсировавшие по морю военные катера и патрульные машины на суше. Лабораторный корпус и полигон опоясывали несколько рядов колючей проволоки.

Аэродром
Аэродром

Полигон состоял из трех основных зон: 1 – аэродром; 2 – жилая зона; и находящаяся на значительном удалении от этих объектов, абсолютно закрытая – лабораторная зона 3. 

На снимках из космоса полигон можно распознать по так называемой «звездочке». Это уникальный полевой аэродром, построенный из 4-х бетонных полос. Создание такой особенной конструкции было продиктовано очень переменчивыми ветрами на острове. Т.е. транспортный самолет мог приземлиться здесь практически в любых погодных условиях.

В 1990 году уже упомянутый нами Кен Алибек передал президенту страны Михаилу Горбачеву записку с предложением закрыть программу биологического оружия. Горбачев ответил согласием и ликвидация началась. Она проходила в 1990-1991 годах.

Население было эвакуировано в течение нескольких недель. Люди покидали Аральск-7 с самым необходимым, оставлял мебель и даже главную ценность того времени — цветные телевизоры. Была брошена и техника — новенькие грузовики и трактора, запчасти к ним, а также лабораторное оборудование. Из оборудования вывезли только самое ценное. Опасные штаммы или уничтожили, или законсервировали в могильниках.

Некоторое время Аральск-7 пустовал. Потом в него потянулись мародеры.

В 1998 году на остров Возрождения посетили экологи, эпидемиологи и геологи. Среди эпидемиологов были американские специалисты. Общий вывод, который они сделали: никакой угрозы, ни бактериологической, ни экологической это место не представляет. Сегодня остров Возрождения превратился в полуостров. Бывший секретный город лежит в руинах. Ничего ценного здесь не осталось. Но кто знает, что здесь храниться под землей. Военные не слишком охотно делятся своими тайнами.

А теперь мы предлагаем вашему внимаю уникальное видео, снятое во время  посещения полигона в 2001-м году. Все вышеперечисленные объекты сняты с земли. Можно сделать вывод, что за 14 лет почти ничего на полигоне не изменилось. Оператор Хасен Омаркулов.

Путь на полигон начинается с экс-полуострова Куланды, где расположен крупный аул и довольно большая для этих забытых Богом мест конеферма. Разводят здесь и верблюдов

А это уже сам о-ов Возрождения – пристань для кораблей и барж, доставлявших сюда всевозможные грузы и пресную воду.

После развала Советского Союза полигон стал «собственностью» двух новых независимых государств: пристань на острове и база поддержки «Чайка», расположенная недалеко от Аральска (сейчас от нее ничего не осталось – разнесли по кирпичику местные жители), отошли к Казахстану. Аэродром, административная и лабораторная зона полигона стали частью территории Узбекистана.

Фактически наши мародеры орудовали на территории соседнего государства, причем совершенно безнаказанно. Полигон почти 10 лет, начиная с 1992-го года, когда оттуда был эвакуирован личный состав, никем и никак не охранялся.

Кстати, и попали мы туда, договорившись с «бригадиром» местных сталкеров. Условие было одно – не снимать их. Разбирали сооружения полигона две команды – одна работала на острове, вторая вывозила стройматериалы, трубы, солярку и прочие полезные вещи в сторону Аральска. Местные рыбаки на своих старых моторных лодках перевозили все это через пролив. В 2001-м году по нему нужно было плыть примерно три часа. Остров соединился с материком, где-то к 2009-му году. У сталкеров было по меньшей мере два высокопроходимых грузовика – трехмостовый «Урал» на Куланды и cтарый брошенный военными «ГАЗ-66» на острове. Его сталкеры восстановили до эксплуатационного состояния, завезя на остров запчасти.

Полигон прикрывали военные катера.

Административная зона полигона.
Административная зона полигона.
Это был офицерский клуб и кинотеатр по совместительству.
Это был офицерский клуб и кинотеатр по совместительству.

На Острове Возрождения были военный госпиталь и поликлиника.

Двухэтажное здание детского сада. Военные микробиологи жили на Острове Возрождения с женами и детьми.

Жилая зона полигона – добротные дома из силикатного кирпича. Они сохранились лучше всего.

Вид на административную зону с крыши жилого дома. Видны солдатские казармы и здание штаба.

Очевидно, пик исследований по тематике биологического оружия пришелся на конец 70-х, начало 80-х годов. Именно тогда, количество военных специалистов и членов их семей, постоянно проживающих на Острове Возрождения, достигло по разным данным 1500 человек. Для этих людей была создана максимально комфортная по тем временам и в тех условиях обстановка. Находились они весьма в двусмысленном положении. Во-первых, в 1972-м году Советский Союз присоединился к так называемому «Пакту Никсона». Этот международный документ запрещал исследование, разработку и испытание всех видов ОМП на основе биологического оружия. Однако, исследования тайно проводились, как в США, так и в СССР.

Табуретка так и осталась стоять на балконе офицерской квартиры. Настоящей катастрофой для людей, работавших на острове стал 92-й год, когда полигон был закрыт президентским указом. Эвакуация персонала происходила столь стремительно, что военные побросали в квартирах все крупногабаритные вещи – мебель, телевизоры, стиральные машины, холодильники и т.п. Вполне вероятно, что людям обещали скорое возвращение на остров, которого так и не произошло. А все самое ценное досталось мародерам.

Кроме личных вещей военных на полигоне фактически брошенными оказались склады ГСМ, автотранспорт и многое другое. Правда, как говорят, сталкеры, запасы продуктов питания оказались непригодными к употреблению, так как были засыпаны хлоркой и залиты лизолом. Перед уходом с полигона военные провели масштабную дезинфекцию всех объектов.

А это уже подземелья главного лабораторного комплекса. Здесь стояли мощные автоклавы для температурной обработки оборудования.

Эти зловещие конструкции представляют собой так называемые «взрывные камеры». Принцип был таков: помещение было разделено на две части – «грязное» и «чистое». В оба можно было попасть только пройдя санпропускник с душем из дезинфектанта. В одной части камеры открывался затвор, туда по специальным направляющим заводилась клетка с подопытным животным. Затем затвор закрывался, производилось заражение животного биологическим агентом в виде аэрозоля. После с «грязной» стороны специалисты принимали клетку, и далее проводили наблюдения за ходом болезни.

«Взрывные камеры» находятся на втором этаже комплекса в полностью изолированном помещении с герметичными дверями.

А это помещение представляет собой «каменный мешок» – три санпропускника ведут в комнату без окон.

Здесь стоит камера, типа 5 K-НЖ, под номером 254, выпущенная в 1974 году. Такие устройства используются для работы с радиоактивными материалами. Специалисты «Аральска-7», очевидно, приспособили ее для биологических экспериментов.

А вот это, пожалуй, самое интересное изображение! На двери в еще один «каменный мешок» написано следующее: «Опасно! Т – 37, Т +27». Специалисты говорят, что температура в минус 37 градусов по Цельсию оптимальна для хранения штаммов бубонной чумы, а плюс 27 – спор сибирской язвы или антракса. Вот в какой-то степени и объяснение, с чем именно работали на полигоне. Граффити в левом верхнем углу двери – это уже новый «культурный слой». Его оставили сталкеры.

Военные покидали полигон так быстро, что даже не успели «замести следы», оставив таблички с фамилиями и инициалами ответственных за тот, или иной участок.

За мужской санпропускник был ответственен офицер Миронин А.В.

А за опасную печь №6 В. П. Душаев. Что сжигали в этой печи, можно только догадываться.

А вот еще любопытная надпись. В лаборатории работали и солдаты-срочники. Сейчас им уже по 46 лет. Наверное, они многое могли бы рассказать об этом месте, но, по всей видимости, находятся под практически пожизненной подпиской о неразглашении.

Помещение для экспериментов – толстый иллюминатор, как на атомной электростанции, центрифуга, ванна и какого-то непонятного назначения стальной ящик с мощным замком. Все выкрашено в неприятный защитный цвет.

Вот так главный лабораторный комплекс выглядит изнутри…

…а вот так – снаружи…

Что нам еще известно об этом загадочном месте?

-В период с 95-го по 98-й годы на о-ве Возрождения побывала американская разведывательная миссия, с целью собрать максимальное количество данных и образцов с полигона. За это американская сторона выделила властям Узбекистана 6 миллионов долларов.

В 2002—2003 годах группа специалистов Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций (который, кстати, находится под патронажем Соединенных Штатов) высаживались на о-в Возрождения с целью поиска захоронений сибирской язвы. Однако, результаты экспедиции сразу же были засекречены. Аналогичные изыскания проводила и казахстанская сторона. Затем, когда там ничего не нашли, тема была закрыта.

Где-то к 2010-му году в СМИ проскользнула информация, о том, что захоронения уничтожены. Но она снова никем не подтверждена. Ну, и наконец, также была информация, что казахстанские специалисты будут мониторить бывший полигон вплоть до 2014-го года. Одновременно, очевидно, были приняты меры по искоренению сталкерства на о-ве Возрождения. 

В Аральске сегодня расположена пограничная застава, к делу подключилась и местная прокуратура. По всей видимости, то же самое проделала и узбекская сторона.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →