arktal

Categories:

Правозащитник, поэт, философ, математик

Сын Есенина, он, как и отец, любил отчизну. Но «странною любовью»: как поэт – высмеивал советский строй в стихах, как математик – в лекциях с кафедры. За это Александр Есенин-Вольпин трижды был насильно помещен в психушку, а в 70-е – выдворен из страны.
Александр Есенин-Вольпин - Сергей Есенин
Александр Есенин-Вольпин - Сергей Есенин

У поэта Сергея Есенина было четверо детей, младший из которых – Александр – появился на свет в мае 1924-го. Воспоминаний об отце, ушедшем из жизни в конце 1925 года, у него, конечно, не осталось. Однако тяга к поэзии была унаследована – впрочем, не только от отца, но и от матери, поэтессы Надежды Вольпин. 

Вот только если отец любил родину восторженно, то Александр Есенин-Вольпин – с большими оговорками. К примеру, вот четверостишие Есенина:

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

А это уже строки, написанные через 40 лет его сыном Александром в стихотворении «Сограждане, коровы и быки»:

И окажется – вдали от русских мест –
Беспредметен и бездушен мой протест!
Что ж я сделаю? Конечно, не вернусь!
Но отчаянно напьюсь и застрелюсь.

Впрочем, желание оказаться «вдали от русских мест» и не возвращаться было закономерным в сложившейся для него ситуации. Ведь писал эти строки Александр Есенин-Вольпин в ссылке в Караганде – в историю он вошел не столько как поэт, сколько как активный участник диссидентского движения. Точнее, даже правозащитник, требующий от властей не так уж и много – лишь соблюдения собственных законов.

Считается, что кампания по применению так называемой карательной психиатрии против диссидентов началась именно с Вольпина – он одним из первых был направлен на принудительное психиатрическое лечение. В психбольницах в общей сложности он провел четыре года. При этом нередко можно услышать, что единственной болезнью Вольпина была «патологическая правдивость». Отчасти это и так, но стоит отметить, что психическое расстройство у Есенина-младшего диагностировали еще в подростковом возрасте.

Его родители познакомились в 1920-м. Надежда была дочерью московского юриста и адвоката Давида Самуиловича Вольпина. Окончив гимназию, она поступила на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, учебу в котором через год прервала революция. Пришлось зарабатывать на жизнь. С детства освоившая несколько языков, Надежда занималась переводами, а также выступала с чтением стихов собственного сочинения. На одном из вечеров она и познакомилась с Есениным. Влюбившись в поэта без оглядки, Надежда, тем не менее, почти год не подпускала его к себе, чем, несомненно, задела Есенина, не привыкшего к отказу.

Затем они стали жить вместе, но это был скорее фактически-гостевой брак. Со слов самой Надежды Вольпин, это были «наимучительные отношения». Есенин, к примеру, водил ее оценить свое новое увлечение – Айседору Дункан, услышав от Надежды Вольпин емкий ответ: «Зрелище не для дальнозорких». О своей беременности она сообщила ему летом 1923-го, когда поэту уже повстречалась актриса Августа Миклашевская. Из рассказов Вольпин следует, что первоначально обрадовавшийся было Есенин вскоре спохватился и принялся уговаривать ее сделать аборт. Это послужило причиной разрыва и ее отъезда в Петроград. Там 12 мая 1924 года и родился Александр.

В Петрограде они с матерью прожили восемь лет, в Москву вернулись лишь в 1932-м. В Москве подозрения матери, замечавшей по мере взросления сына его замкнутость и аутичность, подтвердили медики. Со слов Надежды Вольпин, психиатр после обследования резюмировал: «Шизоидный компонент, безусловно, наличествует, но исключительно как следствие общей одаренности, граничащей с гениальностью». Подтверждая эти слова, не призванный из-за диагноза в армию Александр легко поступил и окончил с отличием механико-математический факультет МГУ, а затем и аспирантуру НИИ математики при МГУ.

Защитив кандидатскую диссертацию по математической логике, в 1949-м он уехал работать по распределению в Черновцы, где и был арестован. Еще в университете вместе с другими аспирантами и студентами Вольпин создал подпольную организацию «Братство нищих сибаритов». Вся деятельность организации заключалась в нечастых встречах с чтением стихов – как правило, высмеивающих порочность существующего строя. Стихи Есенина-Вольпина «Никогда я не брал сохи», «Ворон» и другие пользовались популярностью и распространялись среди студентов, что вскоре привело к его аресту. Обвинили Александра в «антисоветской агитации и пропаганде».

Поэту светило много лет лагерей, но тут всплыл его психиатрический диагноз – Есенина-Вольпина отправили на судебно-психиатрическую экспертизу, признали невменяемым и поместили на принудительное лечение в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу. Через год – как «социально опасный элемент» – он был выслан в Караганду на пять лет. Его освободили по амнистии в 53-м, и Вольпин вернулся в Москву.

Продолжая писать стихи, которые, естественно, распространялись лишь самиздатом, Александр перебивался первое время случайными заработками. Со временем при помощи своего научного руководителя он смог устроиться редактором математического журнала. В 59-м Вольпин получил приглашение выступить с докладом по математической логике на международном симпозиуме в Варшаве. Получив отказ на выезд за границу, Вольпин переслал свой доклад для чтения, в завершении которого просил сообщить с трибуны, что «власти не позволили советскому учёному приехать на симпозиум лично». Что и было сделано. К тому же вместе с докладом он передал за границу и сборник своих стихов. Как итог – арест с размытой формулировкой «действия шпионского умысла». Александра вновь признали «невменяемым» и отправили на два года в психиатрическую больницу.

«Освободился» Вольпин в 61-м, и следующие четыре года власть не тревожил. О себе он напомнил в декабре 65-го, став организатором «Митинга гласности», прошедшего 5 декабря на Пушкинской площади в Москве. Митингующие требовали, чтобы суд над арестованными Андреем Синявским и Юлием Даниэлем проходил открыто. Идея митинга, как и авторство всех текстов на плакатах, принадлежали Вольпину. В распространяемом перед митингом «Гражданском обращении» он призывал всех сочувствующих «пожертвовать одним днем покоя, чтобы не терпеть годами последствий вовремя не остановленного произвола».

После допроса Есенина-Вольпина отпустили – уж слишком велик был общественный резонанс от митинга. Однако на проходивший в Москве в 66-м Международный математический конгресс его не допустили. А в феврале 68-го, видимо ради профилактики, Вольпина вновь принудительно госпитализировали. Друзья и коллеги Есенина-Вольпина тогда собрали подписи под открытым письмом протеста, которое стало известно как «Письмо девяноста девяти».

Письмо было направлено министру здравоохранения СССР и генеральному прокурору СССР, а также было опубликовано в The New York Times и транслировалось радиостанцией «Голос Америки». Обращение подписали академик Пётр Новиков, члены-корреспонденты АН СССР Израиль Гельфанд, Лазарь Люстерник, Андрей Марков, Игорь Шафаревич и десятки других. Письмо заканчивалось так: «Ответ просим присылать по адресу: Москва-234, Ленинские горы, Московский государственный университет имени Ломоносова, механико-математический факультет, на имя любого из числа подписавших это письмо».

Так – после трёх месяцев принудительного лечения – Есенин-Вольпин был выписан из психиатрической больницы. Но вот многие из подписавших это письмо подверглись репрессиям, потеряв работу. Годы спустя и вовсе высказывалась версия, что госпитализация и письмо в защиту Вольпина были провокацией КГБ, «перевернувшей математическую иерархию в СССР».

В 1970 году Вольпин вступил в Комитет прав человека в СССР, а в мае 72-го получил настоятельное предложение эмигрировать в США. Впрочем, рекомендации властей на все сто процентов совпадали с его желаниями. В Штатах Вольпин работал в университете Буффало, был почётным профессором Бостонского университета, выступал с чтением своих стихов и правозащитными лекциями. Но главным делом своей жизни сам Есенин-Вольпин считал именно математику. Правда, труд по теории логико-математических исследований, над которым Александр Сергеевич работал долгие годы, он закончить так и не успел. Александр Есенин-Вольпин скончался в 92 года в Бостоне – был март 2016-го.

                                                         Алексей Викторов

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.