arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Бокаччо - вчера и сегодня

Михаил Цагоянов
Если фраза «Минет эта краткая невзгода» вами воспринимается как непристойность, то это означает, что в юности вы читали только то, что советовал учитель литературы. И вы лишили себя очень редкого удовольствия от одного литературного шедевра многовековой давности. Потому что «Декамерон» Бокаччо читают два раза в жизни: в юности, тайком от родителей и с последующим обсуждением со сверстниками (а лучше – со сверстницами), и в старости – расставаясь с чувственными радостями на пороге открывающегося блаженства эры импотенции. Придет же когда-то день, когда коротенькая юбочка будет вызывать лишь грустную мысль о нехватке пошивочного материала, а высокая, зовущая к прикосновению шарообразная грудь лишь напомнит о вечерней трансляции матча на кубок УЕФА?


По вполне понятным причинам при чтении этой книги в юности я не споткнулся на первом слове упомянутой в начале фразы – по незнанию предмета. Тогда меня больше занимали иносказательные истории про дьявола, которого монахи загоняли монашкам по самые уши. Каждому возрасту полагаются свои книги – лишь шедевры стоят того, чтобы их перечитывать. Приоритеты и собственно понимание текста меняются с взрослением и приобретением собственного жизненного опыта.

Я снова перечитал сейчас эти строки в самом начале книги: «Минет краткая эта невзгода, и настанет блаженная пора утех», и вновь удивился оптимизму автора – он просто заразителен. Представьте себе тот страшный век, когда бубонная чума яростно опустошала прежде цветущие и многонаселенные страны с древней непрекращающейся историей. И вот в этой ситуации десяток молодых людей удалились от всего света, чтобы рассказать друг другу самые удивительные истории. Кажется, их было трое парней и семеро девушек – точнее не могу сказать, потому что далек от книг своей библиотеки и нет выхода в Яндекс. И было это, по-моему, в самом конце четырнадцатого века, не думаю, что позднее.

Беда, как всегда, пришла в Европу из Крыма – это вы хоть у готов, хоть у татар спросите. Они там, где-то вокруг 1350 года, осаждали какой-то генуэзский город и забросали его трупами погибших от чумы своих солдат. Остальное сделали крысы корабельные, принесшие чуму, в частности, и в Италию. Как видите, мир был тесен и тогда.

И вот эти прелестные девушки и преданные им благородные юноши рассказали сто историй, которые рисуют нам современный рассказчикам мир. Вот история о девушке, которая влюбилась так, что потеряла вкус к жизни – самое желание жить. И король, узнав об этом, становится ее паладином, служа ей, но и не оставляя собственную жену. Вот история о Саладине, воздающего добром христианину, когда-то оказавшему ему услугу. Даже в тот, не знающий толерантности век, человек мог подняться над обстоятельствами и даже собственной верой, чтобы оставаться Человеком. А вот вам история о двух безнадежно влюбленных из
Вероны, юной девушке и юноше из разделенных кровавой враждой семей Монтекки и Капулетти – ничего не напоминает? Не все же роялти на свете принадлежат прпохвосту Отару?

Счастливчик-Бокаччо застал еще мир, наполненный реальными страстями, неразрешимыми противоречиями, бескомпромиссной борьбой, истинной любовью, такой, каким мы его теперь уже не знаем. Странным образом мы сохранили все то, что было противно Бокаччо, и лишились всего того, чем он восхищался сам и призывал восхищаться своих читателей. Алчность, склонность к обману, предательству, ненависть к тем, кто не разделяется твою точку зрения, стремление все решать насилием, презрение сильного к слабому и богатого к бедному – все это и сегодня наше. А вот цельность натуры, понятие чести, уважение даже к противнику, превосходство духовного над материальным, всепоглощающую любовь, да мало ли качеств, которые мы сегодня воспринимаем смешным атавизмом?

Да, Запад есть Запад, Восток есть Восток – он и прежде присылал благополучной Европе приветы, типа того, что приплыл тогда с крысами из Крыма. Но сегодня сама Европа зовет к себе Восток, и удивительно, что она еще не получила в дополнение ко всему прочему еще и чуму – крысы, что ли, корабельные передохли?

Чума совсем другого рода, искусственная зараз надвигается сегодня на человечество. Мы сами себя лишаем наших же ценностей, отбрасываем как ненужное то, чем веками жило человечество. Чувства Ромео и Джульетты не кажутся ли уже анахронизмом в наш век вседозволенности и конформизма – возраст согласия они ведь уже прошли? И были б они сегодня в той же Вероне разнополыми, как тогда? А звали бы их сегодня Ромео и …… Гвидо, что ли, или совсем уж Махмуд?


Иллюстрации - Георгий Малаков
Tags: Чужие перлы
Subscribe

Posts from This Journal “Чужие перлы” Tag

  • Б. Стругацкий: "Фашизм – это очень просто!"

    Борис Натанович Стругацкий (1933-2012) — советский и российский писатель, сценарист, переводчик, создавший в соавторстве с братом Аркадием…

  • Патриотизм напоказ

    И ещё из Фейсбук. Было время, когда в газете "Вести" были прекрасные журналисты. Одним из них была (и, к счастью, есть, только не в…

  • Российская экономика vs Древний Рим

    Прошу извинить меня всех российских френдов - российскую экономику я категорически не понимаю и понимать не хочу. Не по силам. Но вот текст,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments