arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

В ГРЕЦИИ ВСЕ ЕСТЬ: МИКЕНЫ, КОРИНФ…

Предыдущее:
В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ: НАФПЛИОН
В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ: ДЕЛЬФЫ - 1
В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ: ДЕЛЬФЫ - 2


То, что «в Греции всё есть», конечно, преувеличение. Даже населения там меньше, чем я думал. Согласно Википедии — 10,8 млн. человек на 132 тыс. кв. км., т.е. 82 чел/кв.км. (По сравнению с Израилем очень даже «не густо»: у нас 8,2 млн. человек на 22 тыс. кв. км., т.е. 368 чел/кв.км). Но с «Древностями» у них всё в порядке. Не то, чтобы у нас их было мало, но в Греции Храмы, Театры, Стадионы, Скульптуры, Керамика… — и всё с большой буквы, и всё во множественном числе. А имена-то какие! Вы только послушайте: Храм Зевса Олимпийского, Дельфийский оракул, Могила Агамемнона в Микенах, Театр в Эпидавре, Афинский Парфенон, Акрокоринф, Аргонавты, Кентавры, Минотавры, Герои, Боги, Богини, Полубоги и маленькие Амурчики…
Кентавромахия. Скульптуры с фронтона храма Зевса в Олимпии.


Однако прежде, чем вернуться к ним и продолжить рассказ о нашем 3-недельном путешествии по Греции, позвольте в самых общих чертах дать описание времени и места зарождения основ этого мира, мира, из которого выросла западная цивилизация, мира классических образцов искусства и философского миропонимания жизни. Около 4 тыс. лет назад, на рубеже 2000 года до н.э. ахейцы, первые греческие племена, обитавшие, вероятно, на землях Дунайской низменности (или пришедшие откуда-то с Востока), стали проникать на юг Балканского п-ова, на острова Эгейского моря и побережье Малой Азии. Пришельцы перенимали опыт оседлого образа жизни, земледелия и скотоводства у коренных обитателей этих мест, значительно более развитых, чем они, но не сумевших оказать достойное сопротивление чужакам и вытесненных на периферию Эгейского мира. Название этого автохтонного народа не сохранилось, но сами греки называли их пеласги, а историография дала им имя «эгейские народы», эгейцы. Ареал их обитания охватывал Кикладские острова, полуостров Пелопоннес с Микенами, Коринфом, Пилосом и др. городами Арголиды, и западное побережье Малой Азии, на севере которого находилась Троя. Центром Эгейского мира был, очевидно, остров Крит, о котором я расскажу позже, хотя с точки зрения хронологии развития греческой культуры с него следовало начать, потому как именно там родились и были восприняты завоевателями многие элементы материальной культуры, быта и религиозных представлений, ставших впоследствии неотъемлемой частью Античного мира.
Карта Эгейского мира (по «Малая история искусств»,1972)

Эпоха расцвета ахейских городов на юге Греции приходится на 15-13 века до н.э. Освоившись на новом месте, ахейцы строят мощные города-крепости, создают военные союзы, основывают колонии на южном побережье Малой Азии и в центральной части Средиземноморья. Наибольшим влиянием в этот период обладают Микены, царь которых Агамемнон около 1240 г до н.э. организовал поход против Троянского царства — главного торгового соперника на морских путях. Это событие стало основой бессмертных поэм Гомера «Илиады» и «Одиссеи». Вслед за ахейцами, а возможно и одновременно с ними, в Эгейский мир просачиваются и другие греческие племена — дорийцы, эолийцы, ионийцы. Однако в середине 12 века до н.э. постепенное проникновение небольших групп дорийцев превратилось в массовое нашествие. Они разграбили и сожгли богатые ахейские города, захватили обжитые территории Пелопоннеса и близлежащих островов, разрушили многовековую культуру острова Крит. Эгейский мир приходит в упадок и на протяжении последующих 200-300 лет, названных в историографии греческими «Тёмными веками», теряет многие культурные навыки предыдущего периода: письменность, искусство, методы строительства крепостных сооружений и городов. Через много веков греческие странствующие певцы — рапсоды будут слагать поэмы о непрерывном ухудшении условий человеческой жизни от золотого века до железного. Такая, вкратце, историческая последовательность событий, на фоне которых за 200-300 лет до начала «Темных веков» на юге Балканского п-ва появились первые города-крепости — Микены, Тиринф, Аргос, Фивы, Коринф и др.

МИКЕНЫ

Первооткрывателем этого удивительного мира был удачливый немецкий коммерсант и археолог-самоучка, один из создателей полевой археологии Генрих Шлиман (1822-1890). С детства влюбленный в Гомера и посвятивший бОльшую часть своей жизни доказательству реальности, событий и героев, описанных в поэме, он и в качестве своего путеводителя взял «Илиаду» и «Одиссею», и другие произведения древних авторов. Такие, например, как первый туристский путеводитель «Описание Эллады» древнегреческого писателя и географа 2-го века Павсания.

На удивление академического истеблишмента, для которого всё это было только красивой легендой, такой метод оказался исключительно эффективным. Раскопки Трои, начатые в 1871 году в соответствии с описанием Гомера, увенчались успехом. Было найдено огромное количество артефактов, подтверждающих историческое существование города. С небольшими перерывами, вызванными недоверием турецкого правительства, которое видело в Шлимане алчного кладоискателя, а не археолога, раскопки Трои продолжались почти 20 лет.

Во время одного из таких перерывов Шлиман начал искать подходящее место раскопок на территории материковой Греции. Таким местом был выбран небольшой холм рядом с городком Микинес, сохранившем в своем названии имя древних Микен, неоднократно упоминавшихся в поэмах Гомера. Удача сопутствовала упрямому археологу — в ходе раскопок Генрих Шлиман нашел пять царских захоронений с огромным количеством предметов из золота и серебра (вазы, различные украшения, погребальные маски и др.) и тем самым открыл на территории античной Греции более древнюю и намного более развитую цивилизацию, чем та, которая относилась к, так называемым, «классическим» временам.
«Круг захоронений» — некрополь, раскопанный Г.Шлиманом в Микенах
Золотые украшения из захоронений в Микенах. Археологический музей в Афинах.

На радостях Шлиман отправил телеграмму королю Георгию I:

«С бесконечной радостью сообщаю вашему величеству, что нашёл могилы, которые предание, а вслед за ними и Павсаний, считает могилами Агамемнона, Кассандры, Евримедона и их спутников. Я нашёл в могилах огромные сокровища в виде архаичных предметов чистого золота. Одних этих сокровищ достаточно, чтобы заполнить большой музей, который станет самым чудесным на свете музеем и всегда будет привлекать в Грецию тысячи иностранцев. Так как я тружусь лишь из любви к науке, то, разумеется, ни в какой мере не притязаю на эти сокровища, а с ликованием в сердце приношу их все в дар Греции. Пусть они станут краеугольным камнем необъятного национального богатства». (Текст по книге Г.Штоль «Мечта о Трое», фото — из Археологического музея в Афинах)


Шлиман раскопал также огромную купольную гробницу-толос, которую, несмотря на то, что была пустая — ограбленная много веков назад, он определил как гробницу могущественного царя Микен Агамемнона. А как ещё можно было назвать подземное сооружение, у которого перед входом оказался выложенный огромными плитами коридор-дромос длиной 36 и шириной 6 метров, над входом на высоте 10 м — каменный монолит весом 120 тонн, купол, сложенный из постепенно уменьшающихся кверху окружностей, составленных из тщательно прилаженных каменных плит, поднимается на высоту 13 м, а диаметр окружности на уровне пола — 14 м?
Дромос — вход в гробницу Агамемнона (современное название — «Сокровищница Атрея»).
Купольная часть — погребальная камера. Фото Эди Таль.

К сожалению, более поздние раскопки нашли, что это сооружение было построено за 100-150 лет до правления Агамемнона и, следовательно, служило могилой кому-то из его предшественников, возможно его отцу Атрею («Сокровищница Атрея»), страшные преступления которого дали пищу многим поколениям драматургов, от античного трагика Эсхила до современного экзистенциалиста Сартра.

Не менее грандиозное сооружение представляют собой так называемые «Львиные ворота», открывающие главный вход на акрополь — «верхний город», за крепостными стенами которого хранились городские святыни, а также, в случае опасности, укрывалось мирное население, подвластное царю. Ворота сложены из массивных каменных плит, соединенных по верху не менее массивной каменной перемычкой. Над ней, для снижения нагрузки (в полном соответствии с требованием сопромата!), большое треугольное отверстие, в которое вставлена плита меньшего размера. Вставная плита украшена рельефом: два геральдических льва, опирающихся на два сдвинутых вместе алтаря, образующих основание колонны. Если присмотреться, можно увидеть, некоторую особенность: эта колонна сужается книзу, что противоречит нашим представлениям о правильном распределении нагрузки на основание, но полностью совпадает с формой дворцовых колонн на острове Крит.
Дромос перед Львиными воротами.

Согласно мифологической традиции в 13 веке до н.э. Микены были сильнейшим государством материковой Греции и, возможно, возглавляли союз других подобных ему царств. Они завоевали Крит, колонизировали многие острова в Эгейском море, основали поселения в глубине территории Греции, на месте которых позднее выросли знаменитые античные города-государства — Коринф, Дельфы, Фивы. Однако на рубеже 1200 г. до н. э. Микены прекратил своё существование. То ли это случилось в результате дорийского нашествия, то ли из-за резкого увеличения тектонической активности: землетрясения, катастрофические извержения вулканов (Санторини?), продолжительная засуха, цунами, но факт тот, что культура этого региона вернулась практически к первобытному уровню, хотя именно это время отмечено в Восточном Средиземноморье переходом от бронзового к железному веку. Но вряд ли есть какая-то причинно-следственная связь между этими событиями.


КОРИНФ

Второй знаменитый памятник греческой древности, который мы посетили, был Коринф. В отличие от Микен, который представляет собой практически одну площадку — акрополь, круги захоронения и музей — один входной билет, Могила Агамемнона — второй, и всё это в одном месте, Коринф — это три разных участка: акрополь Акрокоринф, старый город Археокоринф и Коринфский канал. Правда, для посещения Канала билет покупать не надо.
Начну с Коринфского канала, хотя посещение коринфских древностей лучше начинать с Акрокоринфа — с высоты этого холма открывается замечательный вид на всю округу. Коринфский канал в таком виде, как мы его видим сейчас, построен чуть больше 100 лет назад, в 1893 году, хотя мысль о его сооружении родилась ещё в 300 году до н.э. (см. "История Коринфского канала") Полководец Деметрий Полиоркет обратился с этой идеей к египетским архитекторам и инженерам, но они отговорили его, посчитав, что воды в Коринфском заливе выше, чем в Сароническом, и это может привести к затоплению островов.
Коринфский канал. Длина — 6 км, глубина 8 м, ширина — 25 м, высота стен — до 76 м.
Коринфский канал со стороны Коринфского залива. Просматривается на все 6 км его длины.

В период римского господства над Грецией сначала Юлий Цезарь в 44 г до н.э., затем Каликула в 37 г н.э. и Нерон в 67 г возвращались к этому проекту (римляне уже строили акведуки и понимали абсурдность египетских опасений), но дальше разговоров дело не шло. Правда Нерон присутствовал при начале работ, и даже первый начал копать, наполнив золотой лопатой первую корзину земли. Но с его смертью (68 г) работы были прекращены. В Средние века венецианцы тоже пытались прорыть этот канал, но безуспешно. Что же заставляло разных правителей во все времена возвращаться к идее создания такого канала? Ответ простой. Надо только посмотреть на карту. Материковая Греция (Аттика) соединена с Пелопонесским полуостровом узкой (шириной 6 км) полоской земли, Коринфским перешейком, который разделяет два моря, два залива: Коринфский залив Ионического моря и Саронический залив Эгейского моря. Водный проход через этот перешеек — кратчайшая и наиболее безопасная дорога с востока на запад и обратно. Огибая Пелопонесс с юга, корабли легко могли затонуть у неспокойных берегов мыса Малея, хорошо знакомого морякам как лучшее место, чтобы потопить свой корабль, да и путь этот был намного длиннее. А здесь — 6 км сухопутья, по которому надо было протащить корабли, или — прокопать канал.

К идее волока прибегнули ещё в конце 7 в. до н.э. Тогда была построена специальная, выложенная плитами дорога-волок, диолкос. По ней перетаскивали лёгкие военные и небольшие торговые корабли, хотя сам товар часто перевозили на тележках, которые толкали рабы. Эта дорога использовалась по назначению вплоть до IX в и, говорят, ещё и сегодня можно видеть участки этого пути. Нам не повезло — со стороны Коринфского залива диолкос находится на территории воинской части, и нас туда, конечно, не пустили.
Часть волока-диолкос со стороны Саронического залива. (фото — Википедия)

На фоне бурно развивающейся морской торговли в акватории Средиземного моря, особенно в период расцвета римской империи, преимущества диолкоса были очевидны. Этот путь использовался постоянно, о чем упоминают многие древние авторы (Фукидид, Страбон и др.), и это приносило Коринфу большие доходы. Город контролировал проход всех кораблей, направляющихся из Ионического моря на восток, и обратно. Это был порт двух морей, но самые большие прибыли приходили даже не в качестве платы за проход кораблей, а от гостей — купцов, ожидавших волока их судов. За ночлег, развлечения, торговлю и другие услуги, на которые не скупились местные власти. Типичный многонациональный портовый город с широкими улицами, вдоль которых в магазинах шла оживленная торговля, гадалки предсказывали успех в торговых делах, бродячие лекари заговаривали желающим любые болезни, а жрицы древнейшей профессии предлагали свои услуги.
План центра Коринфа: 1-храм Аполлона; 2-источник(фонтан) Пирене;
3-улица Лехайон; 4-форум (агора); 5-трибуна-бима; 6-храм Октавии; 7-одеон; 8-театр; 9-фонтан Главки

О прелестях Коринфа и о той цене, которую приходилось платить за жизнь в нем, молва шла по всему античному миру. Было даже особое выражение — «коринфианствовать», то есть «вести порочную жизнь». Знаменитая куртизанка Лаис (вспомните Пушкина: «Любимец ветреных Лаис, Прелестный баловень Киприды») занималась своей профессией в Коринфе, и Павсаний, видевший ее гробницу, говорит, что она весьма кстати была украшена изображением львицы, вцепив­шейся в добычу.
Улица Лехайон, выстланная мраморными плитами и заставленная с двух сторон
тавернами и торговыми лавками, соединяла порт с городом.

Во 2-м веке до н.э. после почти 100-летнего перерыва, вызванного римским завоеванием, начался новый расцвет города. Но это уже был римский город с обязательным театром, стадионом, баней, булевтерием и другими общественными зданиями. Храм Аполлона, от которого осталось семь тяжеловесных дорических колонн — одна из самых узнаваемых достопримечательностей Коринфа, построенный в 6-м веке до н.э. был восстановлен, и, как в прежние времена, величественно возвышался над окружающими сооружениями главной площади города — древнегреческой агоры превращенной в римский форум.
Колонны храма Аполлона

Со всех сторон форум был застроен торговыми лавками, мастерскими, тавернами и постоялыми домами, куда для развлечения гостей приглашали музыкантов, танцоров и акробатов, устраивали всевозможные игры, бои животных и птиц: кошек, собак, петухов. Вот как описывает Коринф 1-го века н.э. (период раннего христианства) современник апостола Павла:

«Когда святой Павел пришел из Афин в Коринф, эта часть Греции резко контрастировала с той, которую апостол только что покинул. После древней интеллектуальной сто­лицы он очутился в новом городе, проникнутом духом материализма, да еще официально считавшимся римским. По улицам Коринфа толпами ходили купцы и промыш­ленники: римляне, греки, евреи, сирийцы и египтяне, при­ехавшие сюда в надежде заработать деньги».

На южной стороне форума стояло возвышение, трибуна-бима, на которой сидел судья и разрешал спорные вопросы, иногда выходившие за границы обычных житейских проблем. Традиционно считается, что на этом возвышении в 52 г н.э. римский проконсул Галий, брат философа Сенеки, судил апостола Павла, обвиненного евреями в ереси и внесения раздора в местную общину. Галий не пожелал выслушать ни одну из сторон и «прогнал их от судилища» [Деяния 18:16].
Трибуна-бима на римском форуме Коринфа. На заднем плане гора, на вершине которой
крепость Акрокоринф и главное святилище города — храм Афродиты.

Рассказывая про Коринф нельзя обойти молчанием два понятия, неразрывно связанных с этим городом: коринфские чернофигурные вазы 8-5 веков до н.э., исключительно высоко ценившиеся ещё в древнем Риме, и, придуманный в 5-м веке до н.э. коринфским скульптором Каллимахом, так называемый, коринфский архитектурный ордер, характерным признаком которого является капитель (венчающая часть колонны) в виде корзины с листьями аканта. Но останавливаться на этом не буду — это темы отдельных обстоятельных рассказов. Отмечу только, что возникновение этих бессмертных образцов декоративного искусства весьма характерно для общества, в котором сосуществовали — жили, обменивались мнениями, проводили досуг жители разных стран, разных культур и взглядов: от многоопытного Египта и стран Ближнего Востока, до варваров европейского запада и северных берегов Понта Эвксинского. Как пишет автор «Библейского справочника» моралист (как и положено комментатору Библии) Генри Х. Геллей, Коринф был «знаменитым и роскошным городом, где встречались все пороки востока и запада». Одним из наиболее распространенных культов (и источников порока, по мнению комментаторов Библии) было поклонение богине любви Афродите. По некоторым источникам её храм на акрополе (Акрокоринф), обслуживало более тысячи проституток (жриц). Говорят, даже в Афинах их было меньше.

«Стоя на коринфских возвышенностях, проститутки ожидали прибытия иностранных путешественников и, как только пассажиры выходили на берег, целыми толпами окружали их; были они до такой степени прелестны и вместе с тем разорительны, что сложилась пословица: «в Коринф не разорившись не съездишь». [Анри де Кок, История знаменитых куртизанок]


К сожалению, сегодня в Акрокоринфе, расположенном на монолитной скале, которая возвышается над руинами античного города, почти не осталось следов древней Греции. Вокруг турецкие, римские и византийские сооружения. В качестве военного укрепления крепость использовалась вплоть до начала 19 века и неоднократно перестраивалась. Благоприятный рельеф местности создавал удобную позицию для обороны и контролю над происходившим внизу в долине. При этом защитники крепости имели свободный доступ к источнику воды внутри крепостных стен — Верхняя Пирене, одноименный с городским источником — Пирене. Нижний, городской источник традиционно считался любимым водопоем крылатого коня Пегаса. Но Павсаний дополняет, что согласно легенде Пирене была женщиной, которая проливала слёзы о своём сыне, не намеренно убитом Артемидой. Со временем плачущая мать превратилась в родник.
Нимфей источника (фонтана) Пирене в Археокоринфе

Про верхний источник на Акрокоринфе у Храма Афродиты Павсаний рассказывает другую легенду:

«Говорят, что источник позади храма был даром Азопа Сизифу. По легенде, последний знал, что дочь Азопа Эгину похитил Зевс, но отказывался давать какие-либо сведения до тех пор, пока не получит для себя источник в Акрокоринфе» [Павсаний, книга II]
Верхняя Пирене в Акрокоринфе

Знаменитый вечный труженик Сизиф упоминается здесь не случайно. Всё началось с Ясона, одного из прославленных героев греческих мифов, сумевшего добыть в Колхиде Золотое руно (а заодно и злую волшебницу Медею себе в жены). После многих трагических приключений, он причаливает свой корабль «Арго» в Сароническом заливе в коринфском городе Истме, и жертвует его Посейдону. Спутники Ясона расходятся по домам, а с ним остается его Медея, которая, как выясняется вскоре, является единственной законной наследницей коринфского трона. Царь Коринф (это его именем назван город) неожиданно умирает, не оставив наследников, и Медея предъявляет свои права на трон. Так царем Коринфа становится Ясон. Но, просидев на троне десять счастливых лет, Ясон стал подозревать, что Медея добыла ему этот трон, отравив Коринфа. Поэтому он решил развестись с ней и жениться на царской дочери Главке. Медее это явно не понравилось, но сделав вид, что ей безразлично, она посылает Главке роскошный свадебный подарок — золотую корону и длинное белое одеяние. Всё это кончается очень печально (как и полагается в греческой трагедии): стоило Главке надеть на себя эти вещи, как незатухающее пламя охватило не только её (хотя она с головой бросилась в дворцовый фонтан, который так и называется «Фонтан Главки»), но и всех друзей и гостей, оказавшихся во дворце.
Фонтан Главки в Археокоринфе. Вода подавалась сюда по трубам из источника у подножья Акрокоринфа.

Самому Ясону удалось спастись, выпрыгнув из окна, а Медея бежала на колеснице, запряженной крылатыми змеями. Однако, перед тем как скрыться, она завещала коринфский трон Сизифу, который и побеспокоился (шантажируя речного бога Азопа) о роднике Верхняя Пирене на горе Акрокоринфа.
Крепостные стены Акрокоринфа, построенные византийцами поверх античных стен
и перестроенные в последующие века крестоносцами и турками.
План крепости Акрокоринф: 1-вход и первая крепостная стена; 2-вторые ворота;
3-третьи, внутренние ворота; 4-турецкий квартал; 5-мечеть; 6-храм Афродиты;
7-источник Верхняя Пирене; 8-крепость крестоносцев Акрокоринф.
Третьи ворота — дорога к храму Афродиты. Акрокоринф.

Вид на Коринф и Коринфский залив.
Tags: Греция, история с географией
Subscribe

Posts from This Journal “Греция” Tag

  • В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ: ДЕЛЬФЫ - 2

    Предыдущее: В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ. НАФПЛИОН В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ: ДЕЛЬФЫ - 1 На всем пространстве вокруг храма Аполлона, у его подножья и вдоль…

  • В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ: ДЕЛЬФЫ - 1

    Начало - В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ. НАФПЛИОН Продолжу тему, начатую в предыдущем очерке, но, учитывая, что из всего, что в Греции есть, больше всего…

  • В ГРЕЦИИ ВСЁ ЕСТЬ. НАФПЛИОН

    Это рассказ 3-летней давности (поездка 2015 года), впервые опубликован на сайте TOURNETO и возможны некоторые расхождения с существующими…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments