arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Американская Коза-Ностра и российские братки (продолжение)

(см. Начало)

3. «Эпоха полнейшего беззакония».
Откуда у бандита Васильева деньги на дворцы и роллс-ройсы? – Главным источником его богатства является вот это предприятие. Называется «Петербургский нефтяной терминал» или сокращенно ПНТ.



Это бывшая нефтебаза в морском порту Петербурга, захваченная бандитами еще в 1995 г. Здесь крупнейший пункт вывоза нефтепродуктов за рубеж из России. Солярку, мазут и т.п. тут заливают в танкеры миллионами тонн и отправляют за границу. Кроме того, тут происходит бункеровка (заправка топливом) морских судов. В общем, хлебное место. ПНТ и есть источник денег на дворец в Вырице, гордо возвышающийся среди хрущоб и бараков.

Пропускная способность терминала – 12 млн. т нефтепродуктов в год. Это 50-70 млн. долларов в год за услуги перевалки. Это не считая оффшорных махинаций с топливом, которые тут всегда были распространены. Это когда судно заправляют российским мазутом в Питере, а валюту за него получают на оффшор в Лихтенштейне и т.п.

Васильев является негласным хозяином ПНТ. Однако официально его фамилии там нигде нет. Там одни оффшоры и номиналы, которые делят прибыль где-то за рубежом и по понятиям.

Интересы Васильева в ПНТ тоже представляют подставные лица. Сначала это был некий Дмитрий Скигин, финансист тамбовской ОПГ из 1990-х гг. Дмитрий Скигин и его брат Владимир с начала 1990-х работали с деньгами серьезных питерских бандитов – Васильева, Трабера (Антиквара), Руслана Коляка (Пучеглазого). Братья представляли их интересы в самых разных видах бизнеса, помогали перегонять бандитские капиталы в Европу и легализовать их там.

Дмитрий Скигин
(фото из личного архива Роберта Эринджера, главы разведки Монако в 2002-2007 гг.)

В 2003 г. Дмитрий Скигин умер и с авторитетом Васильевом в ПНТ стал работать его старший сын Михаил Скигин. Трудовая династия типа.

Отец и сын Скигины. 30 лет на службе тамбовской ОПГ.


Истоки знакомства Васильева со Скигиным-старшим окутаны тайной. Однако они уходят достаточно далеко. Так, в 2000 г., когда Путин только стал президентом, в Германии вышла его биография для западных читателей под названием «Немец в Кремле» (в русском переводе — «Лучший немец в Кремле»). Автором книжки был Александр Рар — немецкий прокремлевский журналист и политолог. Биография Путина у него вышла, в целом, хвалебная, как и заказывали.

Путин и его немецкий биограф Александр Рар жмут друг другу руку. Валдай, 2011 г.


Рар в своей книжке в красках описывает бандитский Петербург 1990-х гг. (правда, с оговорками, что Путин якобы в этом не участвовал). В частности, у Рара можно прочитать такую историю из начала 90-х:

«Молодой боннский предприниматель Андрей Тварковски в годы перемен во всех сферах российской общественной жизни почти постоянно находился в Ленинграде… Здесь он нашел себе делового партнера и создал вместе с ним фирму «Совэкс», занимавшуюся изготовлением на экспорт деревянных и хрустальных изделий. Сперва из-за рубежа непрерывно поступали деньги за пользовавшийся там неплохим спросом товар… Но тут началась эпоха полнейшего беззакония и почувствовавшая силу мафия просто вытеснила Тварковски с российского рынка… Сперва преступные авторитеты братья Васильевы потребовали от фирмы Тварковски 100000 марок за «покровительство» и иномарку… Он решил обратиться за помощью в КГБ. Принявший его сотрудник был очень любезен и обещал всяческое содействие, но затем внезапно поддержал российского компаньона…

Печальная история. Приехал немец в Питер на излете СССР, нашел себе делового партнера и создал вместе с ним фирму «Совэкс». Стали вывозить на экспорт лес, хрустальные изделия и т.д. Из-за рубежа «непрерывно поступали деньги». А потом пришли бандиты братья Васильевы и немца из фирмы выкинули. И помогал им в этом его же бывший российский партнер.

Рар не называет фамилию этого человека, который натравил братьев Васильевых на несчастного немецкого инвестора. А зря. Ведь это был Скигин. Он действительно зарегистрировал в декабре 1989 г. советско-германское СП «Совэкс», где был директором, и потом отжал у его немцев с помощью авторитета Васильева. Это самое начало 1990-х гг.


У Скигина с Васильевым было еще немало совместных проектов, но самый главный из них начался в 1995 г. – нефтяной терминал. Именно Скигин был автором самой идеи создания ПНТ и схемы захвата нефтебазы в порту. «Мозг» операции, так сказать.

Поскольку терминал один, а бандитов много, не обошлось без разборок. После захвата нефтебазы бандиты долго и увлеченно делили награбленное (иногда со стрельбой). Васильева самого чуть не убили из-за терминала, но в итоге ПНТ все-таки достался ему.

И конечно, говоря о появлении бандитского нефтяного терминала в порту, не стоит забывать, что захват нефтебазы братвой в 1995 г. был бы невозможен без поддержки мэрии города. Без Собчака и его зама Путина, которые выпустили все необходимые для этого распоряжения. Это была одна команда. Вернее, бригада. Именно Путин курировал порт в мэрии Собчака.

4.Нефтяной терминал.
Итак, бывший советский мафиози Сергей Васильев, когда-то коротавший досуг за килькой в томате и просмотром «Броненосца Потёмкина», стал нефтяным магнатом. Однако как конкретно бандитам удалось влезть в порт, захватить нефтебазу и обосноваться там на долгие годы?

Началось вся история в июне 1995 г, когда мэрия Петербурга распорядилась сдать портовую нефтебазу в долгосрочную аренду частной фирме АОЗT «Петербургский нефтяной терминал». По договору нефтебазу им отдали на 20 лет за 50 тыс. долл. в год. Это все равно, что даром. Даже в те годы через терминал проходило по 2-3 млн. т нефтепродуктов, что означало миллионы долларов прибыли в год. Плюс к тому, через три месяца после сдачи в аренду мэрия бесплатно отдала ПНТ еще 25 гектаров территории порта под будущее расширение бизнеса.

Распоряжение мэра Собчака о передаче фирме «Петербургский нефтяной терминал» 25 га в порту в сентябре 1995.

Основные акционеры АОЗT «Петербургский нефтяной терминал» образца 1995-1998 гг. Расклад потом менялся, но этот первый состав акционеров весьма показателен. Братки-с.


Как можно видеть, контрольный пакет ПНТ поначалу был у Трабера. Интересы Васильева представляла уже знакомая нам фирма «Совэкс», генеральным директором которой был Скигин. Авторитета Геннадия Петрова — ЗАО «Финансовая компания «Петролиум». Все эти господа — из т.н. тамбовско-малышевской братвы.

Илья Трабер по кличке «Антиквар». Именно он осуществлял общее руководство приватизацией питерского порта в 1990-е гг. Весь порт в итоге — не только нефтебаза, но и все остальное — ушло бандитам.

Всевластие бандитов в порту возникло при мэре Собчаке (1991-96 гг.). Сам профессор Собчак при этом был по большей части «артистом разговорного жанра» — толкал речи с трибун про демократию и рыночные реформы. Это у него хорошо получалось. А экономику при Собчаке, в том числе морской порт, курировал его первый зам — В.В. Путин. С ним-то и решали вопросы заинтересованные лица.

Начало 1990-х. Собчак (в центре) и два его самых известных выдвиженца – Чубайс и Путин.


Итак, в момент создания «Петербургского нефтяного терминала» главным там был бандит Трабер. Позднее Трабер продал свой пакет акций авторитету Васильеву, и терминал перешел под контроль последнего. Детали этой внутрибандитской сделки между Трабером и Васильевым до сих пор малоизвестны. Обе стороны предпочитают о них не распространяться.

Вкратце, 1998-99 гг. у Трабера возникли некие проблемы в России, сопряженные с угрозой жизни и здоровью. В частности, он стал участником войны криминальных группировок в Выборге с кучей трупов. Чтоб самому не стать трупом, Трабер купил себе греческий паспорт и спешно свалил из России. И много лет жил в Европе как «грек» Ильяс Трабер. Накупил элитной недвижимости и жил на несколько домов между Майоркой, Ниццей и Женевой.

Уезжая из России в конце 90-х, Трабер нуждался в деньгах и продал ПНТ Васильеву. ПНТ – актив дорогой, у Васильева столько денег не было, и продажа была в рассрочку. Расчеты между ними шли долго и непросто. Окончательно они рассчитались уже в 2000-е гг., при Путине – президенте.

Поместье Трабера в Ла Тур-Де-Пей на Женевском озере. Не дворец Васильева в Вырице, но тоже одна из самых дорогих вилл на Швейцарской Ривьере. Это все деньги от питерского порта, вот они:

Виллу свою он теперь увидит не скоро. Трабер нынче в розыске Интерпола (отмывание денег в Испании) и безвылазно сидит в России, в другом своем поместье под Питером в Невском лесопарке. Ничто так не способствует любви к Родине, как международный ордер на арест.

Возвращаясь к нефтяному терминалу — когда стало понятно, что ПНТ перешел к Васильеву всерьез и надолго, это не всем понравилось в криминальной среде. В 2006 г. известный питерский авторитет Кумарин (Кум) нанял рейдеров, которые по поддельным документам пытались через налоговую увести терминал у Васильева (переписать его на людей Кума).

Самого Васильева при этом было решено устранить физически. В мае 2006 на него было совершено покушение, его «Роллс-ройс» и джип охраны попали под огонь киллеров в центре Петербурга. Киллеров прислал Кум.


Васильев был ранен, но выжил. Перевод терминала на других лиц в налоговой тоже удалось заблокировать. Киллеры сели в тюрьму. Туда же в 2007 отправился и заказчик Кумарин, что вызывало немалое удивление публики: Кум много лет был «ночным губернатором города», его никто тронуть не смел. Да и для путинской команды он человек не чужой.

Ну совсем не чужой.

Указание гасить Кума после покушения на Васильева пришло с самого верха. Всё готовилось в строжайшей тайне: только московские следователи, даже спецназ брать его прислали из Москвы. После ареста его немедленно переправили в Москву , ибо в Питере он мог решить всё и со всеми.

Естест
венно, возникает вопрос: а не слишком ли много чудес в биографии Васильева? С приходом Путина он чудесным образом нашел деньги и рассчитался с Трабером за терминал (а это сотни миллионов долларов). Потом он столь же чудесным образом отбился от Кума, а от его наездов в городе ранее еще мало кто отбивался.  И наконец, после всего этого Кум отправился в тюрьму до конца своих дней, угроза была устранена радикально.

Объяснение этим чудесам довольно простое: Васильев взял терминал под себя не один. В этом деле ему помог (финансово и административно) вот этот человек: г-н Сечин. За 30%. Это неофициальная доля Сечина в ПНТ.

Само по себе это не новость. Что у Сечина доля в ПНТ, писала еще «Новая газета» в 2007 г., вскоре после ареста Кума. Самое главное тут правильно понимать, что значит в путинской России «доля Сечина». Это все равно, что доля Путина.

Когда-то Сечин был начальником секретариата у Путина в мэрии Петербурга. Сидел в приемной и решал оргвопросы. Некоторые берут в секретарши девушек, а Путин взял Сечина. При Путине-президенте СМИ создали Сечину образ серого кардинала России, наделив секретаршу совершенно сверхъестественными качествами. Якобы он там всем вертит за кулисами, включая Путина.

Однако это преувеличение. Сечин при Путине – как Скигин при Васильеве. Младший партнер и зицпредседатель. Как гаигшник на посту, всё что берет — делится с командиром. Иначе долго не простоит там. Именно поэтому Васильев и ведет себя так нагло. Дворцы, суперкары. А чего ему бояться с такой-то крышей?


5.Меир Лански питерского разлива.
Важный момент состоит в том, что создание ПНТ в морском порту в 1995 г. было только частью глобального плана по захвату топливной инфраструктуры Петербурга, который реализовали бандиты в 1994-96 гг. В те годы, помимо нефтебазы в порту, тамбовская ОПГ и её союзники захватили:

1.Крупнейшую в городе сеть АЗС из более чем 100 заправок («Петербургская топливная компания» или сокращенно ПТК). Контроль над ПТК получил авторитет Кумарин (Кум) и его партнер Владимир Смирнов (первый председатель кооператива «Озеро»);

2.Нефтебазу в Ручьях (крупнейшие резервуары бензина в регионе). После захвата база была присоединена к ПТК;

3.Нефтебазу в Пулково (заправка самолетов). Её получил васильевский «Совэкс» в 1996 г., однако позднее Васильев отдал эту базу Траберу в ходе их взаимных расчетов;

4.Ну и наконец, источником нефтепродуктов для всех перечисленных предприятий был Киришский НПЗ, крупнейший на Северо-Западе. Контроль над ним захватила группа чекистов во главе с Тимченко (фирма «Кинэкс»), которая работала в одной команде с бандитами.

В 1990-е годы у Дмитрия Скигина в Питере был друг и партнер по бизнесу Максим Фрейдзон, ныне живущий в Израиле. Он был свидетелем и местами соучастником описанных выше процессов.


20 лет спустя, в 2015-16 гг., в серии интервью для радио «Свобода», Фрейдзон рассказал интересные детали тех событий середины 1990-х гг. Так, по его словам именно Скигин был «мозговым центром» операций по захвату бандитами нефтебаз в порту и в Пулково. И именно Скигин был посредником в переговорах между братвой и Путиным по этим вопросам. В том числе договаривался с ним об откатах за нужные решения.

В итоге все прошло удачно, и оба лакомых куска отошли «правильным» фирмам. Путин теперь любит выступить на тему «лихих 90-х», грабительской приватизации и т.п. Вот пусть и вспомнит, как он сам в этом участвовал.


По мере того, как все ключевые объекты топливной инфраструктуры города были захвачены и поделены, образовалось то, что Фрейдзон называет «коллектив». Устойчивая мафиозная группа. Так, Тимченко держал завод в Киришах и поставлял топливо всем остальным. Брать товар надо было только у него, требование «коллектива».

Дальше это топливо продавалось, прибыль выводилась за границу в оффшоры. В Лихтенштейне у Скигина была фирма «Горизонт Интернейшнл Трейдинг», которая служила центром расчетов. Туда стекались деньги «коллектива», отмывались, распределялись, Скигин за это отвечал. Помощниками у него был англичанин Грэхем Смит и адвокат из Лихтенштейна Маркус Хаслер. Два оффшорных дел мастера из Европы, которые специализировались на мафиозных клиентах из России.

Общая картина представляла собой настоящую региональную ОПГ, которая установила свой монополию на топливном рынке Северо-Запада:

«Поставки топлива для «Совэкса» и ПНТ шли от Тимченко… Путин для этой группы компаний обеспечивал городскую поддержку, всю лицензионную часть, все, что связано с арендой городской собственности и т. д. Дима Скигин обеспечивал бизнес-составляющую, Грэхем Смит занимался западной составляющей и очисткой денег, а Кумарин с Васильевым обеспечивали все, что связано с криминальной составляющей: «крышей», борьбой с конкурентами и захватом новых территорий. Бандиты захватывали, Путин официально оформлял захваченное. Коллектив работал слаженно» (Максим Фрейдзон , из интервью Радио «Свобода» 25 июня 2016 г.).


По сути Скигин был таким Меиром Лански питерского разлива. Бухгалтер мафии. Как и Лански он занимался отмыванием денег по всему миру, управляя сетью оффшоров. Деятельность Скигина в этой области была столь бурной, что в мае 2000 г. он был даже депортирован из Монако за отмывание денег. У него там была фирма под названием «Sotrama», через которую отмывались деньги Трабера и Васильева. В особо крупных размерах. Настолько крупных, что в какой-то момент властям Монако это надоело, и они попросили Скигина больше не появляться у них в стране.

Фрагмент досье на Скигина, которое велось полицией Монако. Скигин Димитриос (он ездил по Европе с греческим паспортом, как и Трабер), 1956 г. р., уроженец Ленинграда, решение о депортации №00-62 от 19 мая 2000 г. Фигурант расследования об отмывании денег с 1999 г. Встречался на Лазурном берегу с Трабером (донесение от 04.02.2000 г.), который связан с «русской криминальной группой «Тамбов» (имеется в виду тамбовская ОПГ Петербурга).

Чтоб уважаемые читатели правильно понимали ситуацию: въезд в Монако Скигину в 2000 г. был закрыт властями без объяснения причин (как Кобзону в Америку), а документы по этому эпизоду эти были обнародованы только лет 10 спустя бывшим начальником разведки Монако Робертом Эринджером.

Ну и опять же, чтоб уважаемые читатели правильно понимали: Монако вообще-то – один из признанных мировых центров отмывания денег. Был и есть. Выгнать оттуда за отмыв — это как из борделя за разврат. То есть надо особо отличиться. Вот такой крутой парень был Дима Скигин, путинский связной с тамбовской ОПГ.

Два фото с разницей примерно 25 лет. Оба сделаны в Израиле. Слева — Скигин с женой Альбиной (1995 г., из личного архива Максима Фрейдзона), справа – Меир Лански с дочерью Сандрой. Бухгалтер тамбовской ОПГ и бухгалтер Коза-Ностры.


В июне 1996 г. Собчак проиграл очередные выборы мэра, Путин покинул свой пост и перебрался в Москву в администрацию Ельцина. Но остался членом «коллектива». И помог ему в этом опять-таки Скигин:

«Когда Собчак выборы проиграл [в 1996 г.] «…, то Владимиру Владимировичу стало тяжко. Непонятно стало, за что ему долю платить. Дима Скигин, товарищ мой и партнер по компаниям «Сигма» и «Совэкс», сообщил мне, что решил сделать несколько рискованный ход – поддержать Владимира Владимировича сохранением его доли в уже работавшем нефтеналивном терминале [в морском порту] и в «Совэксе» [заправочном терминале для самолетов в Пулково]. Дима сделал такую ставку и убедил партнеров по «коллективу» – Трабера, Васильева и Кумарина, что списывать Владимира Владимировича со счетов не стоит. Это было, уверяю вас, серьезное решение. Потому что ситуация быстро менялась, и тратить деньги на человека, который пока ничего не может отдать [на Путина], было рискованное стратегическое решение» (Максим Фрейдзон, из интервью Радио «Свобода» 14 августа 2016 г.)


Надо отдать должное покойному Диме (Скигину). Он правильно оценил Володю и замолвил за него словечко перед братвой. Надо отдать должное Володе, он не забывает потомство Скигина, его сын Михаил — полноправный член «коллектива». И не только в порту.

В июне 2017 г. общественность Петербурга была немало удивлена проектом платных мостов в городе, который был презентован мэрией. Некая частная фирма «Платная дорога», ранее никому не известная, вдруг получила концессию на строительство серии платных мостов через железные дороги в черте города. То есть, едешь по улице, упираешься в переезд. Далее – или стоишь, или платишь деньги фирме «Платная дорога» и едешь поверху.

Реакция на эту идею была, скажем так, неоднозначной. Последний раз деньги за проезд по мостам в Петербурге брали в 1755 г. Потом как-то обходились, и при царях, и про коммунистах. Но не при братках. Ибо когда стали выяснять, кто хозяин таинственной фирмы «Платная дорога» (она, к слову, получила право на платные мосты еще и в Туле и в Подмосковье), то выяснилось, что 50% там принадлежит некоему Роману Белоусову (доверенное лицо Михаила Скигина), а 50% — оффшору из Панамы, где номиналы … — Грэхем Смит и Маркус Хаслер. Те самые ребята, которые обслуживали тамбовскую ОПГ и Путина еще в 1990-е.


Кстати, упоминавшийся выше Роберт Эринджер, бывший глава разведки Монако, который работал в свое время по папаше Скигину, в 2000-е гг. наводил справки и по Смиту и Хаслеру у властей Лихтенштейна. По словам Эринджера, именно Грэхем Смит был главным в этом тандеме. «Ищете деньги Путина в Европе — присмотритесь к Грэхему Смиту», — писал Эринджер в 2015 г.

Будете проезжать по платным мостам в Питере, Наро-Фоминске, а также через реку Упа в Тульской губернии – не забудьте про Смита. Скромного англичанина, который когда-то за гонорары от КГБ распространял советскую коммунистическую литературу в Англии. Потом свалил оттуда в Лихтенштейн, был замешан в скандале с крахом страховой компании LUI в 1990 г. (крупная финансовая афера в Англии). Ну а потом нашел себя, работая с питерской братвой.

6.Эпилог.
В 2002 г. на экраны в России вышел сериал «Бригада», воспевающий уголовную романтику 90-х.


Продюсером «Бригады» был криминальный авторитет Иншаков по кличке «Иншак» или «Каскадёр». Это старый соратник Япончика (руководитель группы киллеров). В этом качестве Иншак был упомянут на суде над Японцем в Америке в середине 1990-х гг.

Как вы понимаете, в Америке президент страны тоже проводит досуг, играя в гольф с киллерами Коза-Ностры, а потом фотографируется на память.

Еще в далекие 1970-е гг. каскадер «Мосфильма» Иншаков примкнул к бригаде Япончика, участвуя в наездах на цеховиков и других представителей подпольного капитализма в СССР. Потом Япончик сел в тюрьму, и надолго, и вышел только в 1991 г. После чего уехал в Америку, откуда рулил всей российской оргпреступностью в первой половине 90-х. Старому товарищу по рэкету Японец тоже нашел работу. По специальности.

Ну вот, а потом Иншак, он же Каскадер, стал продюсером «Бригады». Фильм, снятый бандитом про бандитов, имел бешеный успех. Воспитательной идеей фильма стала верность бригаде, как главная добродетель реального пацана. Еще одной яркой находкой там стал образ Введенского – чекиста, который крышует бригаду на всем протяжении её деятельности.

Бригад таких по стране было много, и одна из них была в Петербурге, в порту: Путин, Васильев, Трабер, Скигин, Тимченко. Став президентом, Путин остался верен своей бригаде и не забывает её, заботливо крышует, как и прежде.

Однако бригада прожорлива, а кормовая база не так велика (с учетом ранее разворованного). Поэтому и вводятся платные мосты в Петербурге впервые с 1755 г. Надо будет (бригаде) — и воздух платным сделают. Коза-Ностре такое и не снилось. У них никогда не было своего государства.

miggerrtis.livejournal.com


Учитывая "своеобразную" лексику защитников российских братков, комментарии к этому посту отключены.
Tags: Путин
Subscribe

Posts from This Journal “Путин” Tag

Comments for this post were disabled by the author