arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Categories:

"Причины мусульманских восстаний и терроризма" (2)

ПРОДОЛЖЕНИЕ
(см. Начало)

"Подавляющее большинство мусульман - умеренные"

На Западе в последние годы нет дискуссий об исламе и терроризме, где бы это не повторялось людьми самых разных взглядов. Я даже заметил - чем чаще теракты, тем больше это акцентируется. Тех, кто высказывает сомнения - ничтожное число, и им быстро затыкают рот обвинениями в "расизме" и "ханжестве".

Но кто такие - умеренные? Я могу отнести к этой категории моих знакомых, российских интеллигентов с мусульманскими корнями, или известных мне боснийцев, или некоторых моих малайзийских и индонезийских партнёров - технарей. Обратите внимание, что все мною названные - малая доля, периферия исламского мира, мы же пока пытаемся вглядеться в основной массив, в мусульманство Ближнего и Среднего Востока, где чадит главный очаг адской кухни ненависти и террора.

Берусь утверждать, что общее число умеренных - в пропорции ко всем полутора миллиардам мусульман - исчезающе мало, а их влияние среди единоверцев просто равно нулю. Мало того, на самом Ближнем Востоке умеренных мусульман практически нет. Утверждаю я это по двум причинам.

Прежде всего, я это вижу. Я езжу на Ближний Восток в своей истинной ипостаси - русского инженера. Я не журналист, перед которым надо приличия блюсти, и не "западный", перед которым надо хвостом мести. Я - свой, выходец из страны, всегда поддерживавшей "настоящих" мусульман в любых их сварах с Израилем и Западом. Передо мной открываются души... И уж лучше бы они не открывались.

Как только я подвожу разговор к терроризму, т. е. убийству неповинных, да ещё вне состояния войны, первая реакция - досада. Мне не отвечают прямо. Вместо ответа мне начинают объяснять, как вредоносна политика Америки и как омерзителен Израиль. Мне не говорят в лицо, но я сам должен понять: с врагами иначе нельзя.

Так кого же считать умеренными? Если тех, кто своими руками не стреляет по туристам у египетских пирамид и не лезет с бомбой в общественный транспорт - тогда наверно "умеренных" много. Но это те "умеренные", кто - постучись друг Осамы Бин Ладена в их дверь - тут же его спрячут, и с готовностью будут лжесвидетельствовать в его пользу где угодно. И, конечно же, если он соберётся в политику - проголосуют за него на выборах.

Моё мнение об "умеренных" мусульманах Ближнего Востока утвердилось во время ещё одной командировки, когда я оказался случайным свидетелем народного гуляния, никем не организованного и потому очень убедительного.

Дело было к вечеру, и сперва я ничего не понял, а просто увидел, как на улице прибавилось народу, люди выходили из домов, и на сей раз, среди них было много женщин. Многие были в радостном возбуждении, весело переговаривались, некоторые обнимались и, видимо, поздравляли друг друга. Детям раздовали сладости. Если к выражению "глас народа" понадобился бы зрительный образ - это мог быть вид этой улицы.

Немного позже я узнал причину радости: по телевизору сообщили, что "шахиды" опять что-то взорвали у "неверных", и погибло несколько человек, включая детей.

Есть такие ситуации, к которым нечего добавить. Но к этой - есть что. Самым большим моим открытием тогда оказалось даже не эта всеобщая радость от убийства детей, а тот факт, что эти народные ликования замалчиваются почти всеми медиа, в том числе западными. Не без некоторого труда я нашёл информацию и о других таких же случаях, и понял, что они, как и их замалчивание - норма нашего времени.

А если вам мало моих наблюдений - подумайте вот о чём.

Службы опроса мнений пытаются изучать мусульманские страны. Задача эта не проста - в таких обществах не верят в анонимность, ответы всегда под сомнением. Но в самом широком плане - по их данным - процент "умеренных мусульман" там порядка 80%. Это чушь, и вот почему. Как мы помним, мусульман - под полтора миллиарда. Если эти проценты, хоть отдалённо верны - в мире должны быть сотни миллионов действительно умеренных, кто прямо и без увёрток осуждал бы терроризм и фанатичную оголтелость. Если бы они существовали, у них бы были организации, медиа, известные люди. Где они? Назовите мне хоть пяток в "настоящем" мусульманском мире! Ладно, не пяток. Хоть один телеканал! Хоть одну газету!

Мои доводы лежат на поверхности, но понимаю, что принять их непросто. Современному человеку, знающему что он, по большому счёту, никому не сделал плохого, трудно смириться с мыслью, что есть миллионы, которые его не знают, но ненавидят. В русской культуре это особенно трудно воспринять людям моего поколения, помнящим наших, большей частью добродушных советских мусульман, или вежливых исламских студентов в наших вузах. Поэтому уточню ещё раз: мы говорим пока о Ближнем Востоке - краях, где в последние десятилетия пошёл вразнос ядерный реактор исламского фанатизма, вредоносная радиация которого теперь достигла России.

А чтобы психике было легче справляться с этой беспричинной ненавистью, стоит вспомнить, что феномен этот не нов и не так уж уникален. Правда, за веру "не так" или "не в того" бога в Европе перестали сжигать людей несколько столетий назад. Но память об одном государстве недавнего прошлого, где всенародно одобряли отправку в газовые камеры людей "не той" национальности, (или о других недавних странах, где с энтузиазмом поддерживали высылки, лагеря, а иногда и уничтожение миллионов "не того" социального происхождения), должна помочь нам не растеряться и перед этой разновидностью безумия.

Логическим продолжением тезиса об "умеренных мусульманах" является аксиома об уважении к их религии и культуре.

"Надо уважать их религиозные чувства и культуру".

Уважение - особое слово. Замахнувшийся на него подвергнется травле со всех, даже враждующих между собой сторон. Но если вглядеться пристальней - ещё раз убедимся, что до идиотизма можно довести любую, даже эту УВАЖАЕМУЮ концепцию.

Большинство нынешних людей приучено говорить о чужих религиях и культурах с дежурным восхищением. Это уже безусловный рефлекс.

Мы стоим на лужайке у мексиканских пирамид, и местные майя, нарядившись в балахоны под своих предков, мирно продают нам сувениры. Мы знаем, что во времена строительства этих сооружений их предки ублажали богов человеческими жертвоприношениями - варварскими способами и в огромных количествах. Но мы делаем вид, что этого не было (это легко, потому что нынешние майя сердца из живых людей не вырезают) - и ничто не смущает наше уважение к их культуре.

Или мы стоим на юге Канады у музея североамериканских индейцев, и читаем про их быт и обычаи. О том, что основными их занятиями были жестокие междоусобицы и взаимные грабежи там не написано, так что ничто не вызовет у нас неудобных вопросов.

В Африке или на Гвинее, где дикарство без кавычек местами дожило до нашего времени, мы деликатно не будем спрашивать о каннибализме. Ведь его уже нет (ну почти). И опять ничто не будет мешать нашему уважению.

Но что это мы всё о других? Если вспомнить нашу христианскую практику прошлых веков, найдётся такое, о чём лучше не вспоминать... Давно ли ведьм ловить перестали?

В наше время такие "экзотические" моменты религий и культур изжиты или спрятаны, и чем дальше, тем старательней они заметаются своими доброхотами "под ковёр" забвения. Глядишь - и уже ничто не мешает всеобщему взаимному умилению...

На этом щедром пиру мультикультурализма свой ломоть пирога уважения требует и ислам. Только есть нюанс: в отличие от других культур и религий он не торопится отказываться от старых привычек. Его "машина времени" пришла прямо из 7-го века и требует нашего уважения к "знанию" женщиной "своего места" и "убийствам чести", к рабству и многожёнству, отрубанию рук и забиванию камнями. Именно эти нормы существуют и сейчас в краях "истинной веры" вроде Саудии (рабство там было отменено только в 1962 г.) и хотят стать "мейнстримом" и в других местах, включая их анклавы на Западе.

Да и с чего бы исламу стыдиться этих порядков? Разве не мы сами повторяли что он - великая религия? Тем более что ислам - больше чем религия, это - единство образа жизни по Корану, собственно религиозности и шариатских законов. Отказываться от части этих "норм" для ислама так же "неправильно", как, скажем, для христианства отказаться от креста и девы Марии. "Настоящее" мусульманство может существовать только целиком, так что стоит помнить, что уважать предлагается много чего помимо поста в рамадан и платочков на женских головках. Нам предлагают уважать неотделимую от них средневековую дичь уголовных законов и забитость женщин, и весь ворох "культурных особенностей" вроде несовместимости с современной наукой, враждебности к живописи и скульптуре, неприязни к бизнесу, спорту, театру, (да что там театру - к веселью вообще), нелюбви к мировой музыке и многому чему ещё.

Если мы спросим знатоков ислама - в чём его главное отличие от остальных учений, мы услышим массу высокопарных слов. Только всё это будет вторичным. Главное различие - в том, что остальные "великие" религии научились не путаться в ногах у современности. Они научились не отнимать много времени на церемонии и не мешать наукам, терпеть соперниц и не цепляться за средневековые дикости. Ничему этому не хочет учиться "настоящий" ислам, но он требует, чтобы его уважали.

Очерка не хватит даже на беглое обсуждение "экзотических" моментов мусульманства, так что оставим это для ваших собственных изысканий. Задержусь только на догмате, кажущемся в свете нашей темы особенно гротескным: пресловутых 77 девственницах, ждущих в раю "героя", взорвавшего себя вместе с "неверными". О сексуальных проблемах мусульманства мы поговорим дальше, но что касается уважения, внесём ясность незамедлительно: можно спорить, заслуживают ли уважения невинные подростковые сексуальные фантазии, но фантазии, ведущие к гибели невинных людей, не заслуживают ничего кроме осмеяния, презрения и пресечения всеми способами. Пора это твёрдо заявить доброхотам на Западе и Востоке, разглагольствующим о "великих исламских традициях". А недоумкам, цепляющим на себя взрывчатку, стоит говорить прямо: - Ребята, не верьте в глупые сказки, ищите себе реальных девушек. Нет никаких 77 райских девственниц, да и не понадобятся они вам если через мгновение от вас, извиняюсь, только мошонка на заборе повиснет.

Продолжая наш экскурс, вспомним ещё несколько тем, любимых интеллектуально невзыскательными людьми во всём мире.

"Это всё от отсутствия демократии. Демократия всё излечит."

Попыток ввести демократию на мусульманском Востоке в последние десятилетия было столько, что давно пора делать выводы. Наибольший опыт, несомненно, у Турции: проторенная схема "Народ выбирает фанатиков, после чего армия вмешивается и ставит у руля дееспособных прагматиков" - там уже казалась устоявшимся алгоритмом. (В последнее время она стала меняться, но не со стороны народа, а со стороны армии, видимо становящейся всё более терпимой к мракобесам.) Похожая картина и в Пакистане.
Но наиболее показательны завершённые, дошедшие до логического конца случаи - когда у власти стоят законно избранные: на сегодня это исламо-фашистский Иран и террористическая Газа.

Избрание мракобесов или террористов в результате честных выборов в этих краях гарантировано и исключения мне не известны. Всё это полностью согласуется с наблюдавшейся мною радостью народа (избирателей) от "удачного" теракта. Несмотря на это, толпы прекраснодушных на Западе - и левых, и правых - продолжают призывать к внедрению там "демократии".

Проблема с этими людьми - они путают демократию (многокомпонентную вещь, для которой помимо выборов нужно много чего ещё и что имеется на Западе) с голой выборностью, которая бывает и у дикарей. Они явно забыли своего "гуру", левого политика и знаменитого драматурга Джорджа Бернарда Шоу, сказавшего: -"Демократия не может быть лучше того человеческого материала, из которого сделаны избиратели". И ещё, несколько перефразируя: "Обращение дикарей в демократию есть превращение демократии в дикарство".

Тщетные попытки внедрения демократии на Ближнем Востоке были бы хоть как-то терпимы если бы на них шли только растрачиваемые деньги. Но на это тратятся ещё и жизни американских и европейских парней. И пока не видно в этом просвета: в Белом доме на смену одному энтузиасту внедрения демократии пришёл другой, так что конца идиотским попыткам не просматривается.

"За всем этим - нефтяные интересы Америки"

Нефтяные и прочие интересы у Америки, как и у других, конечно, есть. Но нас интересует, какую роль они могли играть в нынешних мусульманских "бурлениях" и терроризме.

По миру немало тех, кто вторжения обоих Бушей в Ирак объявлял американскими войнами за нефть. Президент Обама своим нелепым вмешательством в Ливии только укрепил эти мнения.

Если принять объяснение, что из исламских "революций" торчат уши нефтяных интересов Америки, сразу встают несколько вопросов.

Можно начать с "деталей" вроде - почему иракская нефть так и осталась не "прихватизированной" американцами, почему в Ираке у власти не "марионеточное" проамериканское правительство, а им глухо враждебное, дружащее с их врагами и выдавливающее американцев из страны. Одно это уже как-то плохо вяжется с образом всесильной, грабящей чужие богатства Америки. Но есть вопросы и поинтересней.
Недалеко от Америки находится Венесуэла с большими нефтегазовыми (и прочими, включая алмазы) ресурсами. Если нефть (и ресурсы) - американская цель, почему не захвачена лёгкая, лежащая рядом добыча - Венесуэла? Поводов - сколько угодно: её правитель Чавес американским президентам только что на ботинки не мочился, и, похоже, задружил с ближневосточными террористами.

Ещё интересней - почему не захвачена лежащая ещё ближе Куба? Она недавно объявила, что начинает бурение нефти рядом с американскими водами. Её единственный защитник, советский "брат", почил в бозе двадцать лет назад (а перестал быть способным её защитить - ещё раньше). Если американцы пойдут с Гуантанамо - никакой Карибский кризис уже не случится. Кастро - давний враг, ржавый гвоздь в американском ботинке, почему же Куба ещё не захвачена?

Можно вспомнить и о соседней Канаде - огромной малонаселённой территории с колоссальными нефтегазовыми (и прочими) ресурсами. Политически эта соседка весьма своенравна, противоречила Америке не раз, и доходами от своей нефти естественно не делится. А расположена, ох как удобно, не то что Ближний Восток... Почему же и она ещё не превращена в американский штат?

Нет американских солдат и в богатейшей (нефтью), лежащей впритык Мексике, хотя поводов и тут хватает: гигантская наркоторговля. Не постеснялись же в своё время вторгнуться в Никарагуа и отловить нарко-пахана Норьегу. Почему не лезут в Мексику?
Не будем затевать здесь бодягу о - почему именно американцы в перечисленные места не вторгаются. Просто констатируем: у тех, кто рассуждает об американских интересах в стиле карикатур Кукрыниксов (а среди них до странности много западных) - не всё вяжется. Если искать тянущуюся за нефтью американскую "руку" в арабских бунтах, почему эта рука не "грабастает" нефть много ближе? Зачем ей тянуться за тридевять земель?

И чтобы довершить иронию "нефтяных интересов" в арабских бунтах, обратим внимание и на такой "пустячок": немалая часть этих волнений и терроризма - там, где нефтью и не пахнет.

"Это Америка дестабилизирует..."

Как мы знаем, американская "рука" не только тянется за нефтью, она ещё и дестабилизирует.

Как и умствования о "нефтяных интересах", поиск "дестабилизации" - конёк многих политологов. Сразу подчеркнём что конёк этот сам по себе совершенно здравый, дестабилизация как инструмент политики - реальность. Враждующие стороны занимаются ею исподтишка пока не стреляют друг в друга. Однако в устах некоторых мудрецов и эта реальная концепция превращается в карикатуру.

Некоторые может быть помнят мой "Реквием по англосаксам" о деградации ума и воли американцев и их лидеров. Я писал, что в последние десятилетия они превращаются в слабохарактерных и близоруких добрячков. Но их портрет, рисуемый искателями "американской руки" и повсеместной дестабилизации, намного более экзотичен чем мои пошучивания.

С одной стороны они уверены, что американская политика - это изощрённый разум, тонкий расчёт и глубоко продуманное коварство (эти свойства, вместе с "жадностью", "бездуховностью" и пр. - неотъемлемые черты их облика Америки, - как рога у дьявола). С другой стороны, они тут же приписывают Америке действия настоящего, в прямом медицинском смысле клинического дебила. Ибо как иначе назвать видимый отказ Америки от дестабилизации всё тех же враждебных ей Кубы и Венесуэлы (не говоря уже о давно и старательно точащем зубы Китае), и одновременно с этим - предполагаемую бессмысленную дестабилизацию безресурсного Йемена?

Как боковой отросток клюквы о "руке Америки" в мусульманских "революциях" живёт идея о том что терроризм - продукт вооружения американцами боровшихся с Советами "моджахедов".

"Причина мусульманского терроризма - поставки американского оружия "моджахедам" для борьбы с советскими в Афганистане".

Я возражаю, естественно, не против известного факта о поставках оружия "моджахедам", а против объяснения этим всплеска мусульманского терроризма. Чтобы видеть всё в правильном свете, стоит взглянуть опять на Латинскую Америку. Как мы помним, в прошлые десятилетия там и американцами, и их противниками друзья выбирались по принципу - "Да, это сукин сын, но это наш сукин сын". Поставки американского оружия всяким "контрас" и прочим тамошним "сукиным сынам" были большими и долгими. Затяжными и кровавыми были и тамошние конфликты - в нашем отделе помнят как прилетавших наших командированных в Колумбии встречали и везли до места работы с сопровождением: танк правительственных войск спереди и бронетранспортёр сзади. Так вот, при всех тогдашних безобразиях и жестокостях терроризм мирового масштаба в Латинской Америке так и не возник, а когда у местных террористов и "партизан" случались "удачи", тамошнее население - при всех его давних антиамериканских и антизападных настроениях - празднеств по этим поводам не устраивало.

Вывод из всего этого прост: если нет каких-то "затравочных" факторов и других причин, никакие закачки оружия не привьют раковые клетки международного терроризма. Вопрос только - какие это факторы и причины.

"Насилие и терроризм - от бедности".

Это, пожалуй, самое скучное из приведённых нами заблуждений, но для полноты рассмотрим и его. Ложность этого утверждения лежит на поверхности: и страны, плодящие террористов в повышенных количествах, часто не бедные, и террористы (особенно их лидеры) - отнюдь не из бедных слоёв. Но факты, даже очевидные - политкорректным пропагандистам не помеха. Один из них, Стивен Спилберг, сделал фильм "Мюнхен", где талантливо и проникновенно кормит нас ложью о бедности и безработице как главных причинах мусульманского терроризма. Заметного возражения от зрителей и критиков на это не последовало. Видимо, им это по нутру.

Но не нам. Ограничимся кратким напоминанием что в мире есть много стран и сотни миллионов действительно бедных людей,которые агрессивности не выказывают и в терроризме не замечены, а заодно напомним, что волна "революций" весны 2011 прошла по странам самого различного благосостояния. Одна только Ливия напрочь зачёркивает объяснения восстаний бедностью.

Этим можно закончить перечень популярных теорий о глубинных, коренных причинах исламских "революций" и терроризма. Ни одна из них не выдерживает проверки простым здравым смыслом. Нам остаётся обратиться к объяснениям непопулярным и политически некорректным.

Владимир Суравикин

(курсив мой - АТ)

(см. Продолжение)
Tags: Мир ислама, арабская революция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments