arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Дело не закрыто

Оригинал взят у jennyferd в post
ОХОТА НА ЗЛОБНОГО ВОЛКА.
Автор - Пётр ЛЮКИМСОН.

Янв 15, 2016, http://isrageo.com/

Подробности дела о «дизенгофском террористе»

Image Hosted by PiXS.ru
Если террориста Нашата Мильхема и можно сравнить с волком, то никак не с волком-одиночкой. По мере продвижения расследования теракта в Тель-Авиве все яснее становится, что в любом случае он действовал не один, а, продолжая метафору, вместе со своей стаей. Ему помогли сбежать после теракта. Ему предоставляли убежище. Его кормили. Его оплакали после того как он был наконец ликвидирован. Вопрос заключается в том, помогали ли ему в осуществлении теракта. Впрочем, это не единственный вопрос, на который предстоит найти ответ следователям ШАБАКа и полиции.

ЛИКВИДАЦИЯ

Когда во вторник, 5 января, на четвертый день после теракта, генинспектор полиции Рони Альшейх заявил, что жители Гуш-Дана могут спать спокойно и продолжать жить в обычном режиме, он имел в виду, что полиции точно известно: Нашата Мильхема в центре страны нет.


Полиция и службы безопасности пришли к этому выводу, отслеживая звонки родственников Мильхема, и уже со вторника поиски террориста-убийцы сосредоточились в районе Вади-Ара, откуда он явился в Тель-Авив. В тот же день, как наверняка помнит читатель, были арестованы отец и брат Нашата Мильхема и начались допросы его родственников. Аресты осуществлялись по прямому указанию генинспектора Альшейха, который на основе опыта, полученного на должности бывшего заместителя начальника ШАБАКа, был убежден: по меньшей мере часть из них знает, где он находится. Как показали дальнейшие события, Альшейх был прав.

Утром в пятницу, 8 января, один из родственников Нашата Мильхема позвонил адвокату Нахману Файнблату, представляющему интересы части семьи Мильхем, и сообщил, что его жена и дочь видели террориста рядом с их домом в деревне Арара, в квартале Альдхарат. А их дом находится неподалеку от дома Мохаммеда Мильхема, отца террориста.
На допросе родственник рассказал, что утром его жена и дочь вернулись из магазина и обнаружили, что кто-то был у них в доме, рылся в холодильнике и платяном шкафу. Затем дочь увидела, как на улице мужчина в куртке с капюшоном, закрывавшим его лицо, набирает воду в кувшин. Девочка спросила, кто он такой, и мужчина ответил, что его зовут Васим, однако и по голосу, и по телосложению она узнала в нем Нашата Мильхема. Таким образом, стало окончательно ясно, что бешеный волк после кровавой охоты в Тель-Авиве вернулся в родное логово.

В 11.30 утра бойцы спецподразделения полиции ЯМАМ, уже несколько суток действовавшие в этом районе, наглухо заблокировали квартал Альдхарат, большинство жителей которого — члены большого клана Мильхем. Те, кто до этого часа покинули квартал (в основном, это были мужчины, отправившиеся в мечеть на молитву), не могли вернуться домой, а каждого, кто пытался выйти, тщательно обыскивали.

«Это было страшно, — жаловались потом обитатели Альдхарата. — На улицах дежурили десятки полицейских с автоматами и в касках, их лица были закрыты масками, возле многих из них стояли служебные собаки. Нам всем было приказано войти в дома. Тех, кто не захотел подчиниться, заталкивали туда силой. Так мы на себе поняли, что чувствуют наши братья на оккупированных территориях».

Бойцы ЯМАМа тем временем осматривали дом за домом, медленно, но верно сужая круг поисков. В одном из домов на их стук не открыли, и они взломали дверь. Хозяев в доме не было, и сейчас они утверждают, что полицейские в ходе обыска перевернули в нем все вверх дном и сломали мебель, поэтому теперь они будут требовать компенсацию от государства.

К четырем часам дня стало ясно, что террорист прячется в одном из домов, принадлежащих отцу Нашата Мильхема. Официально семья несколько лет назад переехала в новый дом, а старый стоял полупустым, лишь в одной из его комнат жила старая больная родственница семьи. Напомним, что сразу после теракта Нашат Мильхем позвонил отцу и сообщил, что навестил эту родственницу. Возможно, это был намек на то, что он собирается найти убежище именно в старом доме.


В 16.00 дом был окружен бойцами ЯМАМа, а на крышах вокруг него залегли снайперы. Теперь Нашат Мильхем никак не напоминал волка, скорее, загнанную в угол крысу. Но каждый, кому довелось ловить забравшуюся в его дом подобную тварь, знает, что именно в этот момент крыса становится наиболее опасной и способной на самые непредсказуемые действия.

Поняв, что обнаружен, Мильхем схватил тот самый автомат-пистолет «Спектр-Фалькон», из которого убил трех человек в Тель-Авиве, выскочил через заднюю дверь во двор и стал убегать по тропинке, ведущей к соседнему дому. Один из бойцов спецназа вместе с собакой бросился за ним. Террорист с неимоверной для его плотного телосложения легкостью перемахнул через забор и оказался в соседнем дворе.

Спецназовец последовал за ним с криком: «Стой! Брось оружие!». Нашат Мильхем остановился напротив полицейского и его собаки, и теперь они смотрели в глаза друг другу. Однако вместо того чтобы отбросить автомат-пистолет в сторону, террорист вскинул его и стал стрелять. К счастью, пули пролетели мимо бойца, но одна из них задела его четвероногого напарника. В следующую секунду и полицейский, и снайперы одновременно открыли огонь. Нашат Мильхем был убит наповал тремя пулями. Две из них вошли ему в грудь, одна — в голову. Часы в это время показывали 16.20.

Около пяти часов вечера, несмотря на то, что в это время уже вошла в свои права суббота, генинспектор полиции Рони Альшейх сделал публичное заявление, транслировавшееся одновременно по всем электронным СМИ. Альшейх сообщил о ликвидации террориста в деревне Арара, но добавил, что ничего еще не закончено. «Мы доберемся до каждого, кто оказывал содействие террористу, и заставим их всех заплатить за это!» — заявил глава израильской полиции.

А в том, что террористу оказывали содействие, сомневаться не приходилось: в доме, где скрывался Нашат Мильхем в последние три дня своей жизни, были обнаружены сигареты, запасы еды и напитков, а также вещи, которые были принесены туда явно недавно специально для него…

ОСУДИТЬ НЕЛЬЗЯ ВОССЛАВИТЬ

Спустя несколько часов после того как блокада Альдхарата была снята, возле дома, где укрывался Нашат Мильхем, собралась местная молодежь. Участники демонстрации провозгласили убитого героем и шахидом, обвинив израильскую полицию и «сионистское государство» в целом в хладнокровном убийстве. «Огнем и кровью мы отомстим за тебя, Нашат! — скандировали они. — Долой оккупацию! Свободу Палестине!».

Напомним, что все это происходило не в Иудее и Самарии, а на территории Израиля, в деревне, все жители которой являются полноправными гражданами страны, пользуясь многими предоставляемыми ею благами. И вроде бы совсем недавно эти жители уверяли, что они осуждают теракт.

— Мы, конечно, осуждаем убийство невинных людей в Тель-Авиве, но считаем себя палестинцами, — объяснил один из жителей деревни. — Мы также считаем, что полиция не свершила правосудие, а хладнокровно убила Нашата, объявив его террористом. Вполне могли взять его живым, но не захотели. На самом деле речь идет о несчастном молодом человеке, страдавшем тяжелым психическим заболеванием, возникшим после страшной трагедии, которую пережила его семья и он лично. Возможно, если бы полицейские взяли его живым, он рассказал бы, что им двигало, когда он стрелял в Тель-Авиве. Теперь он ничего рассказать не может, но его убийство может повлечь за собой новые убийства…

Согласитесь, что последняя фраза звучит как неприкрытая угроза в адрес всех евреев, живущих в Израиле, а сам монолог поражает своим цинизмом и лицемерием. Нашат Мильхем ясно обозначил свои мотивы, намеренно оставив на месте теракта сумку с лежавшим в ней Кораном, при том что, по словам родни, он отнюдь не был религиозен и не посещал мечеть. Столь же лицемерны и заявления об убийстве террориста — он попросту не оставил полицейским выбора, отказавшись сдаться и открыв огонь по их товарищу.
Все это очень напоминает события почти десятилетней давности в той же деревне Арара…

ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД

События, которые в Араре называют «трагедией семьи Мильхем», произошли 19 января 2006 года.

В тот день полиция и силы МАГАВа проводили в деревне очередной (а было их бесчисленное множество) рейд по обнаружению и конфискации незаконного оружия. Пришли они и в дом Нидама Мильхема (28), двоюродного брата террориста. Официально Нидам работал электриком в одной из автомастерских Вади-Ара, но, по сведениям полиции, вдобавок подторговывал наркотиками и краденым оружием, причем последнее прятал в своем доме.

Как утверждают жители деревни, в дом Нидама Мильхема вошли трое полицейских. Один из них поднялся на второй этаж, в спальню, где тот отдыхал, оттуда послышались крики, а затем прозвучали выстрелы. Когда родственники вбежали в спальню, они увидели, что Нидам лежит на полу, истекая кровью, с двумя пулевыми ранениями в груди. Никакого оружия при нем, по их словам, не было.

Один из родственников Нидама, работавший фельдшером на «скорой помощи», хотел оказать раненому первую помощь, но полицейские запретили ему делать это. Вызванный ими амбуланс прибыл только через 28 минут, и Нидам Мильхем испустил дух по дороге в больницу. Это «злодейское убийство» было совершено якобы едва ли не на глазах родных и двоюродных братьев Мильхема, и именно оно, дескать, так сильно повлияло на Нашата, что он с того времени «повредился рассудком». В 2009 году он напал на солдата и пытался отобрать у него оружие, горя желанием отомстить за убитого кузена, возле дома которого и сейчас стоит огромный железный щит с портретом покойного и надписью «Шахид Нидам Мильхем был убит полицейскими Израиля».

В деревне убеждены: Нидама Мильхема убили из-за того, что он отказался сотрудничать с ШАБАКом и поспешил сообщить властям Палестинской автономии о сделанном ему израильскими спецслужбами предложении.

Разумеется, по версии полиции все было совершенно не так. Согласно показаниям бойца МАГАВа, в ответ на сообщение о том, что он арестован, и требование дать надеть на себя наручники, Нидам выхватил пистолет и попытался открыть из него огонь, но оружие дало осечку. Полицейский, чувствуя угрозу для жизни, не стал дожидаться второго выстрела, а выхватил пистолет и произвел из него два выстрела. В 2009 году Хайфский окружной суд признал, что действия бойца МАГАВа были обоснованными, и полностью его оправдал.

В том же году начался процесс по делу Нашата Мильхема, обвиняемого в нападении на солдата ЦАХАЛа и попытке похищения у него оружия. И хотя вся картина преступления свидетельствовала о том, что речь идет о теракте, Нашат Мильхем был обвинен в совершении банального уголовного преступления и приговорен к 5 годам тюрьмы. Отсидев 4 года, он в 2013-м вышел на свободу.

Странно? Более чем!

А то, что все эти годы за ним не велось наблюдение, не странно? А то, что он жил все эти годы в доме отца, где хранились на вполне законных основаниях две единицы боевого оружия, и никто не задался вопросом о том, что будет, если это оружие попадет к нему в руки, не странно?

Да, странностей во всем, что окружает недавний теракт в Тель-Авиве, более чем достаточно. Как и загадок, связанных с семьей Нашата Мильхема.

ВСЕ ОСТАЕТСЯ В СЕМЬЕ

Напомним, что когда отец террориста Мохаммед Мильхем был арестован, он заявил журналистам, что осуждает деяние своего сына и призывает его сдаться властям, добавив при этом, что он является законопослушным израильским гражданином и даже «сотрудником системы». На вопрос, какую именно систему он имеет в виду, пожилой мужчина отвечать отказался.

А по Араре давно ходили слухи о том, что Мохаммед Мильхем связан с ШАБАКом. Если это правда, то вот вам объяснение того, что его сына решили не обвинять в терроризме, и того, что у него дома хранилось такое оружие, которое выдается не каждому офицеру полиции. Правда, после того, как вокруг этого вопроса начался шум, Мохаммед Мильхем заявил, что он просто в течение многих лет был добровольцем в деревенской полиции. Но объяснение это звучит смехотворно: нигде в Израиле добровольцам полиции не выдается оружие на дом. Даже если они имеют право на его ношение, то получают его лишь перед тем как выйти на патрулирование, а сразу по его окончании обязаны сдать обратно. На каком же основании Мохаммеду Мильхему разрешили держать оружие дома, да еще с учетом прошлого его сына? Не является ли сам этот факт колоссальным просчетом нашей полиции, а может, и не только полиции?!

Просматривая в последние дни десятки Интернет-сайтов, я выяснил еще одну интересную деталь, возможно, не имеющую никакого отношения к теракту, но весьма любопытную. Оказалось, что семья Мильхем известна своими давними и крепкими связями с партией «Авода» и считается одним из основных «подрядчиков голосов» этой партии в арабском секторе. В период выборов в кнессет в доме Мильхемов организуются домашние кружки с участием депутатов и других видных деятелей «Аводы». После гибели Нидама Мильхема в их доме со словами утешения побывали Биньямин (Фуад) Бен-Элиэзер и Матан Вильнаи, занимавшие тогда соответственно посты министра национальной инфраструктуры и замминистра обороны. Так что семья террориста, получается, не такая уж простая, и вопрос о том, насколько она причастна к недавнему теракту в Тель-Авиве, пока остается открытым.

Отметим, что сразу после теракта отец и брат Нашата Мильхема были отпущены под домашний арест сроком на 10 дней. Но трое из пяти арестованных по подозрению в содействии террористу — его близкие родственники. Адвокаты утверждают, что двое из них сообщили следствию о местонахождении Нашата Мильхема, так что на самом деле они заслуживают не ареста, а как минимум благодарности. Но подозревать в содействии террориста можно, в принципе, всех жителей деревни Арара.

Самое печальное, что так оно и есть.

ЛОГОВО ТЕРРОРА

Повторим, на многие вопросы у следователей пока нет ответа. Точнее, ответы есть, но нет достаточных доказательств, что они правильные. Одно ясно: сразу после убийства водителя такси Амина Шаабана Мильхем связался с кем-то из родственников и тот, уже зная, что он совершил теракт, доставил его в родную Арару. Насколько же Нашат Мильхем был уверен, что жители деревни одобрят его поступок и предоставят ему убежище, если решил скрываться именно там!

Эта его уверенность полностью оправдалась. Как выяснилось уже потом, он даже не особенно скрывался — несколько раз его видели на улице, один раз он даже делал покупки в деревенском магазине. В сущности, о том, что он находится в деревне, знали все ее жители и, что уж совершенно точно, все жители квартала Альдхарат, но ни один из них не сообщил об этом в полицию, а надежного осведомителя у ШАБАКа и полиции в этой деревне нет, а если он и есть, то оказался не таким уж надежным. И это, вне всякого сомнения, еще один провал наших служб безопасности.

— Конечно, мы осуждаем убийство невинных людей, но никто из нас не желал становиться доносчиком, никто не хотел сотрудничать с властями, — объяснил эту ситуацию один из жителей деревни. — А если бы кто-то и донес, то об этом все равно узнали бы и никогда ему не простили. Кроме того, Нашат вырос среди нас, все его знали с детства, так что желающих выдавать его не нашлось.

Зато желающих помочь ему и дать убежище, видимо, оказалось достаточно. Во всяком случае, по версии полицейских, первые три ночи террорист спал в разных домах, и везде его принимали как героя и дорогого гостя. Впрочем, возможно, эта версия выдвинута полицией для того чтобы скрыть свой провал, поскольку ей следовало в первый же день после теракта тщательно обыскать пустующий дом семьи Мильхем.

И провал этот, заметим, далеко не единственный.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

После ликвидации Мильхема мнения экспертов о действиях ШАБАКа и полиции разделились.

Согласно одной точке зрения, обе структуры в сложившейся ситуации действовали вполне профессионально; неделя, ушедшая на поиски террориста, вполне приемлемый срок, и комплименты, которые были отпущены нашим силовикам премьер-министром и министром внутренней безопасности Гиладом Эрданом, вполне обоснованы.

По другому мнению, во-первых, ничего особенного в операции по захвату и ликвидации террориста не было: ШАБАК и ЦАХАЛ не раз проводили в Иудее и Самарии куда более сложные и блестящие операции. А вот все, что было до этого, с их точки зрения, является провалом.

Провал начался уже в первые минуты после теракта — полиция слишком поздно явилась на место происшествия и таким образом дала убийце возможность скрыться, и это при том, что тель-авивское отделение полиции располагается на Дизенгоф, всего в нескольких сотнях метров от бара «а-Симта». Кроме того, говорят они, если бы на тель-авивских улицах было установлено столько же камер наблюдения, сколько на улицах Лондона и Парижа, можно было бы проследить путь отхода террориста и схватить его раньше, чем он добрался бы до Ибн-Гвироль. Но в том-то и дело, что камер слежения на улицах Тель-Авива почти нет, если не считать тех, что установлены над входами в бары, рестораны и магазины.

Во-вторых, полиция утверждает, что сразу после теракта блокировала центр Тель-Авива и все дороги, ведущие на север страны. Какова же была эффективность этой блокады, если террорист сумел беспрепятственно добраться до улицы Ибн-Гвироль, совершить еще одно убийство и затем дождаться на перекрестке Глилот того, кто сумел — опять-таки беспрепятственно — доставить его в Арару, все подъезды к которой были уже блокированы?!

В-третьих, почему не был обыскан и поставлен под наблюдение старый дом семьи Мильхем, если отец и два брата террориста были арестованы по подозрению в оказании ему помощи?! Каким образом террорист в течение трех дней почти свободно разгуливал по деревне?! В данном случае следует вести речь о провале разведки и оперативных частей.

В полиции в свое оправдание говорят, что на самом деле Нашат Мильхем отнюдь не дилетант в терроре, как многим кажется. Установлено, что он тщательно спланировал теракт и несколько раз приезжал на место будущего преступления, чтобы осмотреть центр Тель-Авива и выбрать наиболее подходящее для стрельбы место.

Видимо, не менее тщательно он продумал и путь отхода. Незадолго до теракта он выбросил в Северном Тель-Авиве свой мобильный телефон, а убив Амина Шаабана, сломал установленную в его машине видеокамеру.

Но, повторю, ответов на многие вопросы у полиции пока нет. Неясно еще, в одиночку Нашат Мильхем планировал осуществить теракт или с сообщниками, намеренно или случайно его теракт так напоминает по стилю теракты, совершенные террористами ИГ в Париже? В деревне Арара продолжаются обыски и аресты местных жителей.

МОГИЛА НИЧЕГО НЕ ИСПРАВИТ

В течение пяти дней с момента ликвидации Мильхема израильские власти отказывались выдать семье его тело, требуя, чтобы похороны убийцы были проведены без лишнего шума и, тем более, не вылились бы в массовую демонстрацию солидарности с террором. В минувший вторник, 12 января, такое соглашение было достигнуто, и члены семьи Мильхем были извещены о похоронах за час с небольшим до того, как тело привезли в деревню. Тем не менее, на кладбище собралось около 80 человек, и во время похорон прозвучали выкрики «Нашат умер, как шахид! Слава шахиду!»

Хотя отец террориста Мухаммад Мильхем находится под домашним арестом, ему разрешили принять участие в похоронах сына, но он заявил, что не желает этого делать. По словам отца, он не чувствует себя ни в чем виноватым, так как с самого начала осудил сына, первым опознал его и позвонил в полицию, потому он намерен и дальше жить с гордо поднятой головой.

Тем временем депутат Ханин Зуаби («Объединенный арабский список») потребовала провести расследование обстоятельств ликвидации Нашата Мильхема и отдать под суд его «убийц». По словам Зуаби, бойцы спецназа вполне могли захватить террориста живым, но убили его исключительно из желания восстановить пошатнувший престиж полиции и государства. Понятно, что речь идет об очередном рекламном ходе – в этой области Зуаби большая мастерица. Но понятно и то, что многие израильские арабы готовы поверить в эту версию, как и в любую другую ложь, очерняющую Израиль. И, увы, не готовы посмотреть правде в глаза.

P.S.
Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман обратился к юридическому советнику правительства с требованием отменить досудебную сделку с Ханин Зуаби. Вместо этого, считает Либерман, ей должны быть предъявлены обвинения в угрозах, подстрекательстве к насилию и расизме. Глава НДИ указал, что в противном случае он обратится с соответствующим иском в БАГАЦ.

Газета «Новости недели»
Tags: Израиль, террор
Subscribe

Posts from This Journal “террор” Tag

  • Лас-Вегас - конспирология

    Ещё сутки не прошли с момента трагедии в Лас-Вегас, но конспирология работает. Оригинал взят у dandorfman в Вешают лапшу на уши Итак…

  • Лас-Вегас

    В ночь на 2 октября на фестивале кантри-музыки «Route 91» в Лас-Вегасе мужчина открыл стрельбу по толпе с балкона отеля. По последним…

  • Во имя Аллаха!

    Оригинал взят у miggerrtis в Самая мирная религия отчиталась о проделанной работе ISIS: мы убили более 120 евреев и крестоносцев…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments