arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Тель Авив-Яффо. Мечеть «аль-Махмудия»

Оригинал взят у i_drlis в Прогулки по Яффо-глава 25. Мечеть "аль-Махмудия"

В отличие от многих своих яффских собратьев, «аль-Махмудия» - не отдельное здание, а большой архитектурный комплекс, занимающий  целый  квартал Старого Города. С севера он ограничен набережной «Рециф ха-Алия ха-Шния», с  запада - улицей Руслан, с юга – улицей «Мифрац Шломо», а с востока – площадью Часов и улицей «Яфет».
Минарет и купола мечети «аль-Махмудия» со стороны улицы «Мифрац Шлемо».  Справа – себиль «Сулейман».
Фото автора

Мечеть является третьей по величине на  Земле Израиля, после «аль-Акса»  в Иерусалиме и мечети в пещере Махпела в Хевроне. Возведенная в непосредственной близости от того места, где сходятся главные караванные пути на Газу, Шхем и Иерусалим (Базарная Площадь, впоследствии переименованная в  Площадь Часов), она сразу же после своего открытия стала  символом входных ворот в город.

***
Большинство исследователей датируют постройку примерно 1730 годом. Первоначально это был маленький, семейный молельный дом  за пределами крепостной стены, однако, хозяева его оставили, и он так обветшал, что власти вообще запретили в нем находиться.  Время от времени  руины использовались для постоя  солдат гарнизона, но данные о том периоде очень скудны и довольно противоречивы.  Зато, начиная с 1812 года, все этапы реконструкции хорошо известны и зафиксированы в архивных документах.

В 1803 году Мухаммеда Абу Маррака, губернатора Яффо, не проявившего себя ничем особенным, сменил  ставленник  видного османского администратора Сулеймана-паши  -  Мухаммед (Махмуд) Ага А-Шами, вошедший в историю под именем  Абу Набут, что в переводе означает «Отец палки».  От предшественника ему досталось тяжкое наследство:  порт, полностью разоренный после наполеоновского нашествия, малочисленное население, ютившееся в каменных развалинах и ужасающая  преступность всех мастей. Репутация города в глазах торговцев и туристов была кошмарной.

Главные ворота на территории мечети – ул. Руслан
Фото Д.Брикмана  

Но уже с первых дней правления жители почувствовали на себе крутой нрав нового градоначальника, требовавшего беспрекословного подчинения и строжайшей дисциплины «на вверенной ему территории». Дубинка, за которую он получил свое прозвище, гуляла по спинам, тюрьма была забита провинившимися, а наказания отличались жестокостью даже по тем, далеко не вегетарианским, временам. Нельзя сказать, что подобный стиль  правления пользовался популярностью среди горожан, однако  положительный результат не заставил себя долго ждать: порт  превратился в одно из самых безопасных мест на Ближнем  Востоке,  а это, в свою очередь, вызвало небывалый приток паломников, коммерсантов и промышленников. Экономика расцвела на глазах. Вместе с ней расцвели и  амбициозные устремления Абу Набута, решившего любой ценой  превратить  Яффо в жемчужину Османской империи. Начав с восстановления крепостной стены и жилых домов, он быстро переключился  на  объекты благоустройства - источники водоснабжения, постоялые дворы и ту самую мечеть, о которой у нас идет речь.

Из документов, хранящихся в архивах ВАКФ[1], следует, что строительством храма Махмуд Ага А-Шами  занимался с 1812 года по 1814год. Основным источником финансирования такого немалого проекта явились его личные сбережения, что и дало ему право увековечить свое имя на карте города. Впрочем, в отношении имени – это всего лишь версия. Гораздо более правдоподобно, что своим названием мечеть обязана властвовавшему в то время султану Махмуду Второму, которому могла была посвящена в знак верноподданичества.

Абу Набут безраздельно правил в Яффо до 1819 года. Жизненные перипетии  и многочисленные приключения этого кавказца (он был по происхождению то ли грузин, то ли черкес), раба, ставшего  всемогущим диктатором Южной Палестины от Яффо до Газы,  можно было бы легко уложить в приключенческий роман, но повествование  требует вернуться к архитектуре.

***
Второй значительный этап строительства и реконструкции мечеть пережила в 80-х годах XIX столетия, во время разрушения городской стены и образования  нового административного центра города. Тогда был полностью засыпан крепостной ров и за счет образовавшейся площади расширен двор, возведены дополнительные строения. Всё это в целом позволило вместить гораздо большее количество прихожан.

В кафе, примыкающем к мечети.
Фото Д. Брикмана

Важно подчеркнуть, что османские власти рассматривали мечеть не только в качестве молельного дома, скорее они видели в ней  часть современного  архитектурного ансамбля. К северо-западному  углу двора, по указанию правившего тогда султана Абдулхамида Второго, пристроили казарму.  Это была легендарная «Кишла», вскоре переоборудованная  под  тюрьму, а впоследствии под  полицейский участок (в настоящий момент здание реконструируется под гостиницу). Одновременно с реконструкцией  всего центра, в восточной стене прорубили  дополнительные, «правительственные»,  ворота, позволяющие  важным персонам въезжать верхом на территорию главного мусульманского храма Яффо и оставлять лошадей перед  входом в молельный зал. Ну и, конечно, выросли целые ряды магазинов, лавочек, ресторанов, кафе, которые и сегодня окружают мечеть по периметру. Именно они, отчисляя арендную плату, обеспечивают материальное благосостояние всего комплекса.
Восточный двор и «правительственные» ворота, через которые просматривается Площадь Часов.
Фото автора

И еще одна, третья по счету, большая перестройка была произведена в годы правления легендарного военного губернатора Яффо Хасан Бека аль-Бацри аль-Джаби. Всего за пару лет (1914-1916 гг.) он не только коренным образом модернизировал центр города и порт, но и отреставрировал мечеть, добавив к ней большой восточный двор.


***
Теперь, когда мы  окунулись в историю, познакомимся поближе с самим комплексом.

Зайти на его территорию  можно через главный вход  -  с улицы Руслан, но имеются и дополнительные ворота с южной стороны, а рядом с ними еще одни, за  решеткой, почти никому не известные, поскольку они скрыты в проходе между магазинами, и, наконец, вышеупомянутые  «правительственные» - со стороны Часовой площади.

Закрытый вход со стороны ул. Мифрац Шлемо.
Фото автора.

Внутри комплекса находятся три двора, западный из которых ведет к минарету и молельному залу, расположенному непосредственно  под двумя большими  куполами, хорошо заметными снаружи. Двор окружен аркадами со всех сторон.  Арки, поддерживаются мощными  столбами, часть которых явно выделяется из общего ряда  своим почтенным возрастом и коринфскими капителями. Это вызывает недоумение: неужели исламские зодчие активно использовали в своей работе элементы античного искусства? Отгадка проста:  в свое время вся прибрежная зона Палестины была на редкость богата  затонувшими  в море гранитными и мраморными колоннами эпохи эллинизма и римского владычества. По приказу Абу-Набута они  были вывезены из портов Кейсарии, Атлита, Сидна-Али (бывшая деревня по соседству с Аполлонией), Ашкелона и, с целью экономии средств, успешно использованы в строительстве мечети.

Из других достопримечательностей западного двора обращают на себя внимание солнечные часы, похожие на большой мраморный гриб. Как уже упоминалось в глоссарии, в исламе ежедневный цикл молитв строго регламентирован, поэтому знать точное время необходимо.  Конечно, сейчас трудно встретить  человека без хронометра, да и внутри мечети имеются электронные устройства, обеспечивающие всей необходимой информацией, но реликвия напоминает нам о  недалеком прошлом, когда такие измерительные приборы были редкостью и являлись общественным достоянием.


Северная аркада западного двора. На переднем плане – солнечные часы. За ними – вход в служебный двор,
в котором видна часть  бассейна  для ритуального омовения. Античные колонны, поддерживающие арки,
отчетливо выделяются цветом и формой.

Фото автора.

С востока двор ограничен двухэтажным строением. По документам, здесь располагались учебные классы медресе (мусульманское учебное заведение) и жилые комнаты учащихся. Пройдя под арками, мы попадаем в восточный двор - тот самый, куда крупные сановники Османской империи въезжали прямо из канцелярии, находящейся напротив. Приблизившись  к воротам можно увидеть и Часовую башню, и правительственное здание Сарайя.

Медресе
Фото автора

Северная аркада ведет на женскую часть, куда мужчинам вход запрещен.  А рядом с ней – вход в небольшой дворик, где находятся  служебные помещения и беседка с бассейном  для ритуального омовения.


***
Повернем назад, к западному двору. Восьмиугольный минарет находится в его южном углу при входе. Он разделен на шесть секций. Наличие  двух балконов  на башне свидетельствует о достройке, хотя некоторые специалисты полагают, что это признак имперского  покровительства: по всей видимости, строительство мечети привлекло особое внимание со стороны Порты.
Перед входом в мечеть
Фото Д. Брикмана

Молельному  залу предшествует  длинная   галерея-портик, ограниченная стеной с одной стороны. Здесь можно отдохнуть, посидеть с друзьями, обсудить житейские дела.   Перед тем, как зайти в помещение, куда  ведут два входа за  красивыми дверьми, различными по форме, следует разуться.
В молельном зале
Фото автора

Просторный зал разделен массивными простенками,  что создает впечатление двух отдельных больших комнат  со сводчатыми  перекрытиями, увенчанными разноцветными  куполами. Каждый из них окружен парусами  с медальонами. Купола представляют собой яркий образец арабской каллиграфии, разобраться в которой не всегда может и специалист,  а внутри  медальонов вписаны  имена Аллаха.
Потолок в западной части молельного зала
Фото автора

В центре западной половины – михраб, облицованный глазурованной плиткой и рядом с ним высится деревянный минбар. Аналогичный михраб находится и в восточной части зала. Они указывают киблу – направление в сторону Мекки, куда обращена молитва верующих. А минбар – это кафедра, с которой имам читает пятничную проповедь, то есть – верный признак того, что мечеть является соборной.  Так оно и есть: «аль-Махмудия» со времен ее постройки являлась  главной в Яффо (Джума-мечеть). Во дворе, в  простенке между восточными дверями – еще один михраб, для тех, кто молится снаружи, что случается при большом скоплении народа.

Михраб и минбар
Фото автора


***

Особого внимания заслуживают элементы эпиграфики, которыми богата мечеть. В большинстве случаев, надписи на плитах  несут  не только  смысловую нагрузку, но и имеют немалое эстетическое значение.  Именно поэтому там и здесь в мечети можно увидеть отдельную каменную глыбу, оставшуюся после очередной реконструкции, но не выброшенную за ненадобностью, а бережно сохраненную для украшения помещения. И, поскольку читателю, неискушенному в восточных языках, трудно разобраться в значении арабской вязи, поможем ему прочитать ряд таких табличек.
Плита с надписью, вмурованная в стену северной аркады.
Фото автора
        Одним из наиболее выдающихся образцов является памятная плита из мрамора, вмурованная в западную стену северной аркады.   Надпись из 20 строк является свидетельством пожертвования (вакфнамэ) Абу Набутом средств на строительство мечети и себиля, о котором  речь пойдет ниже. Особый акцент в этом документе  придается личности донатора и подробному  перечислению всех его титулов. Из него мы узнаем, что Ага А-Шами был эмиром - предводителем военного соединения мамлюков, мутассалимом – действующим губернатором и командующим флотом и мутавалли - распорядителем средств вакфа. Оттуда же становится известно, что он носил имена Мухаммед и Амин, и что по своему социальному статусу он являлся вольноотпущенником Ахмеда - паши аль-Джаззара.

Памятная доска на восточной стене, замыкающей  южную  аркаду.
Фото автора

Примерно такое же содержание содержится в тексте на плите, вмурованной в восточную стену в конце южной аркады: «Во имя Аллаха, милосердного и сострадательного. Входите сюда с ощущением  умиротворенности  и безопасности для доброй и здоровой жизни. Ваш  приход и уход безопасен и находится под Его защитой. Главнокомандующий и мутассалим Газы и Яффо и вольноотпущенник Ахмеда - паши аль-Джаззара. И это произошло в 1227 году».

Но, коль скоро зашла у нас речь о памятных досках, нелишне будет упомянуть и о том, что традиция увековечивать свое имя пожертвованием сохраняется и по нынешний день, о чем свидетельствует табличка при входе на служебный двор.

Табличка при входе на служебный двор.
Фото автора

"Дуа тем, кто помогли возвести эту мечеть, а именно добрые люди из города Яффо и вне его, а особенно семейство аль-Талауи, которые поддержали проект строительства за упокой души умершего высокопочтенного Хаджа Вафика Исмаила Мухаммада аль-Талауи.
1426 г. по хиджре /2005 г."

Читателю, незнакомому с мусульманскими традициями,  возможно, будет интересно узнать, что «дуа»  – это обращение к Аллаху с мольбой, которую обычно пишут в начале извещения  о смерти (аналогично благословению). Поскольку  усопший уже ничего не сможет дать этой земле, то за упокой его души можно сделать три вещи, относящиеся к ВАКФ, которые останутся после него на долгие годы. Одна из них - построить мечеть.

Эпиграфикой богат не только интерьер двора, но и внешняя сторона  архитектурного комплекса. Так, плита из серого мрамора с семью  строками, написанными  каллиграфическим шрифтом «тулут» вмурована в стену над   юго-западным  входом в мечеть. Он находится в глубокой нише под минаретом  и закрыт деревянными  резными дверями.

В  тексте говорится о том, что «мечеть возведена во время правления султана Махмуд-хана по приказу Его превосходительства административного губернатора Сидона, Газы и Яффы и под руководством  военачальника и мутасаллима  Хайфы, Газы и Яффы, Абу Набута, Эмира Мухаммеда Амина. Верующим предлагается отслужить за него молебен, поскольку он «многого заслужил за свои хорошие деяния».  Бог  един и бессмертен. 1227»

Остается лишь объяснить читателю, что дата 1227 по Хиджре соответствовала 1812 году.

Восточные ворота со стороны Площади Часов
Фото автора

Продолжая наружный осмотр,  еще несколько дополнительных слов о  восточных воротах,  выстроенных в 1315 году от Хиджры (что соответствует 1897-1898 гг.) и предназначенных для чиновников правительственной канцелярии «Новая Сарайя». Их высота пять метров, и они представляют собой прямоугольную панель, увенчанную остроконечным фронтоном. Панель составлена из чередующихся белых и розовых плит (это стиль, «аблак», характерный для  исламской архитектуры). Внутри арки – розетта, подпиленная снизу для того, чтобы всадники могли проезжать, не склоняя головы, как и положено таким важным персонам.

***
Поскольку с самого начала статьи было отмечено, что «аль-Махмудия» является архитектурным комплексом, то нельзя не упомянуть о себилях, являющимися его составными частями. Название «себиль»  происходит от сокращенного арабского названия, обозначающего «путь Аллаха», и подразумевает под собой любую безвозмездную помощь, каковой, к примеру,  является раздача питьевой воды. Отсюда слово перешло и к общественным водным источникам, построенным при мечетях, ханах, кладбищах и т.п.

У главного входа в мечеть с западной стороны находится небольшое строение, зачастую упоминаемое в литературе как  «Себиль Абу-Набут», что  вводит в заблуждение читателя, знакомого с одноименным сооружением по дороге на Иерусалим в районе города Холона.  Ввиду ошибок и споров, имеет смысл остановиться на терминологии поподробнее.  Несмотря на то, что, с точки зрения ВАКФ, себилем может называться  любой источник воды, созданный в целях благотворительности, специалисты  их разделяют по видам. Так, перед нами типичный образец исламской   архитектуры  - киоск.  То есть,  открытый круглый павильон, представляющий собой крышу, поддерживаемую колоннами.  Внутри него раньше располагался фонтан, а сейчас – краны для питья.
Киоск Абу-Набута
Фото автора

     Основа фонтана шестиугольная, состоящая из белых мраморных плит, углы между которыми скрыты за короткими колоннами. Каждая панель имеет свой неповторимый рисунок, образованный барельефами. Пытливый исследователь, обходя вокруг этого чудесного образца мусульманского искусства 19-го века, невольно окажется в восточной сказке. Тут и мерцающая лампа между пальмовых стволов, и ограненные алмазы, и ветки с цветами.


Киоск до реконструкции
Фото автора

    Изначально фонтан  был покрыт деревянной крышей и выглядел практически точь - в - точь, как его собрат в Акко, но со временем столбы рухнули, и долгие годы он представлял собой жалкое зрелище,  служа, разве что, скамейкой для утомленных путников. Сейчас, благодаря стараниям реставраторов, киоск восстановил свой роскошный вид, позволяя всем желающим не только полюбоваться его красотой, но и напиться прохладной чистой воды.


***
И, заканчивая осмотр комплекса «аль-Махмудия», нельзя не остановиться перед прекрасным архитектурным сооружением, занимающим почти всю его южную стену – себилем, названным в честь Сулеймана-паши, могущественного правителя Акко и покровителя  Абу-Набута.
      В самом начале главы упоминалось о том, что месторасположение мечети было выбрано неслучайно:  в непосредственной близости от нее находился  один наиболее оживленных перекрестков  караванных путей Ближнего Востока. Уставшие от тяжелой дороги путешественники могли утолить жажду, освежиться, напоить животных, передохнуть и помолиться еще до прохождения через городские ворота со стражей. Насколько большое значение придавалось этому себилю, можно судить по тому, что его построили в 1809 году – перед  возведением мечети.
Себиль Сулейман.
Фото автора

Общие размеры  себиля 16 метров шириной и 8 метров высотой.  Внешне он представляет собой настенный фонтан. Внутренняя часть состоит из арки, покоящейся на колоннах.  Два мраморных карниза, разделяют пространство на три ряда, с панелями, пилястрами и тремя слепыми нишами с водопроводными кранами. На панелях укреплены доски с надписями.  Над ними – медальон с «тугрой» - личной печатью султана Махмуда Второго, правившего в 1808-1839гг., что свидетельствует о государственном патронаже над объектом. Об этих уникальных образцах каллиграфии упоминалось в ранних главах   http://i-drlis.livejournal.com/27407.html

Остальные тексты на панелях не отличаются особой оригинальностью  и объясняют, что себиль был сооружен,  благодаря усилиям повелителя мусульман Махмуд-хана, Сулеймана-паши и Абу Набута. Там же дуа – молитва, открывающая «двери Ризка» - средства существования, даруемые человеку Аллахом. Это магическая формула, заканчивающаяся восемью именами, выбитыми на мраморной доске в середине правого ряда: «Йаммлихха, максалина, мислина, марнуш, дабарнуш, шазануш, каффаштатиюш, китмир». Мусульмане верят, что,  вспоминая о богобоязненных юношах, укрывшихся в пещере от язычников и проспавших там триста лет, и о собаке, охранявшей все это время вход в их убежище, они не только совершают доброе дело, но и обретают уверенность в завтрашнем дне. Так гласит известная легенда "Асхабуль Кахф ас-Салихи" (Люди пещеры), описанная в 18-й суре Корана.
Главные городские ворота Яффо.
Фото автора

Себиль был обращен своим фасадом к городским воротам, заново отстроенным все тем же Абу Набутом при реконструкции крепостной стены.  Сегодня мало кто догадается, что именно через них входили караваны в самый древний порт на земле.  Что отсюда начинался долгий путь по морю или восхождение паломников в Иерусалим.  Ничто уже не напоминает об их былом величии. А, ведь, построены они необычно: четыре поворота под прямым углом лишали захватчика главного преимущества – скорости и внезапности, позволяя защитникам крепости не только сконцентрировать силы, но и дать врагу немедленный отпор, обстреливая его сверху.

Что ж, пройдемся  и мы по этому небольшому лабиринту и, повернув в самом конце налево, выйдем к Площади Часов, откуда начинались наши первые прогулки по Яффо.


Автор выражает искреннюю благодарность за помощь в подготовке статьи жителю Яффо Халилю Абу-Шхада, востоковеду д-ру Дине Лиснянской dinka_lisa ,  а также своему  постоянному спутнику  в прогулках по Яффо -  прекрасному фотохудожнику Диме Брикману dimabr.

    PS: Я умышленно не привожу многочисленный список литературы по вопросу, т.к. не вижу в этом никакой необходимости, но в случае разбора того или иного аспекта готов ссылаться на все доступные мне источники.
  Также деликатно напоминаю, что текст, как и большинство фотографий, являются авторскими, что следует учитывать при ссылках или перепечатках.


ПРИМЕЧАНИЕ

  • ВАКФ[1] - (араб. сохранять, ограничивать, «запрещать) Слово используется в Исламе в значении владения определённой собственностью и сохранения её для определённой пользы или благотворительности, и запрещения любого использования или реализации её за рамками этой конкретной цели. Это определение соответствует бессрочности договорённостей в вакфе, т.е. это нетленная собственность, которая не подлежит присвоению. Поэтому вакф широко связан с землёй и зданиями. Однако есть вакф книг, сельскохозяйственной техники, скота, акций и др.

Tags: Истории из Истории, Тель-Авив, ислам
Subscribe

Posts from This Journal “ислам” Tag

  • Во имя Аллаха!

    Оригинал взят у miggerrtis в Самая мирная религия отчиталась о проделанной работе ISIS: мы убили более 120 евреев и крестоносцев…

  • Доислам

    На замечательной странице фейсбука " Изнакурнож" Alissa Boubyr задала сегодня довольно простой вопрос: "А какая религия была у…

  • Ответвления ислама. Друзы

    Оригинал - Фейсбук, Dina Lisnyansky ПРОДОЛЖЕНИЕ. I- Пять столпов ислама. II - Ранний ислам, раскол на суннитов и шиитов Деление ислама на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments