arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

"Медленно тонущий корабль"

ИСТОЧНИК - ЭХО МОСКВЫ, Юлия Латынина, «Код доступа», 22 АВГУСТА 2015

Добрый вечер. У меня есть масса вопросов про всякие информационные спойлеры, которые пытается, на мой взгляд, запускать наше правительство. Ну, вот, про хвост собаки Алкивиада, типа, давайте, где похороним Рахманинова. Вот это все вопросы, которых нам пытаются навязать обсуждение, вместо того, чтобы навязать обсуждение, действительно, серьезных вопросов. Первый из них – что происходит с экономикой, вот, то же самое падение курса рубля. Ну, понятно, почему рубль падает – потому что нефть падает. А почему нефть падает? Потому что падает китайская экономика.

Собственно, вот это, заметьте, два очень интересных момента, что есть падение китайской экономики достаточно серьезное (и, собственно, вчера вышел очередной довольно огорчивший инвесторов индекс, который всех расстроил), есть неприятная ситуация на китайском фондовом рынке, когда до сих пор просто запрещена волевым образом циркуляция некоторых бумаг. Есть девальвация юаня, которая, на самом деле, не такая большая – там в сумме не больше 5% получилось. Но, вот, посмотрите любой «The Wall Street Journal» – там все обсуждают причины и следствие девальвации юаня. Хотя, кстати, если говорить за год, то, на самом деле, нету там девальвации, потому что как раз за год, а тем более за несколько лет как раз юань укреплялся. И когда китайские власти говорят, что они приводят его в более разумное состояние с долларом, они, конечно, тоже достаточно правы.



Но обратите внимание, вот, есть страна Китай, и всем очевидно, что следующий большой экономический кризис придет из Китая. Просто потому, что сейчас китайская экономика является драйвером мировой экономики, рост цен на нефть, рост цен на ресурсы обеспечивает она. Необыкновенный рост вообще обеспечивает она. И речь здесь даже не идет о том, что китайский рост прекратился – речь просто идет о том, что китайский рост замедлился. Этого уже достаточно, чтобы поселилась паника на финансовых рынках.

И есть гораздо более страшная девальвация рубля, который с момента „Крымнаша“ потерял больше, чем в 2 раза. И, на самом деле, это никого не волнует, несмотря на то, что по утверждениям наших кремлевских товарищей Россия встала с колен.


Собственно, вот это очень характерная разница между двумя странами, одна из которых начала развиваться в 1979 году, а реально начала развиваться где-то уже просто, суперрасцвет где-то с 2000 года. Это страна, которая называется Китай. Она строила, допустим, по 5-6 тысяч километров автомобильных дорог в год. Она вкладывала, скажем, по 5-6 миллиардов в развитие нефтехимической промышленности в год. Те, кто видели, что происходит с Китаем, видели, что за это время Китай превратился (по крайней мере, такие его места как Пекин и Шанхай) в страну первого мира.

Я помню, как один мой шведский приятель (банкир) усмехнулся и сказал, что он очень не против быть инженером в Китае и получать столько, сколько сейчас получают инженеры в Китае. Потому что с учетом китайской покупательной способности люди в китайских городах, которые занимают высокие менеджерские должности, живут не просто хорошо, а живут очень хорошо. И они удивляют Европу своим трудолюбием, потому что периодически, опять же, слышишь разговоры где-нибудь в Италии о том, что приехала какая-то китаянка учиться моде и она задолбала всех итальянцев, потому что она звонила в воскресенье с деловыми вопросами и не понимала, как иначе. А итальянцы не понимали, как в воскресенье можно звонить с деловыми вопросами.

И вот это одна страна. И вот это вот другая страна (Россия), которую китайцы называют „Медленно тонущий корабль“, которая всё время рассказывает, что она встала с колен. И, собственно, с 2000 года, с того момента, когда пришел к власти президент Путин, когда у нас были гигантские нефтяные барыши, не было сделано ничего. Всё это было просажено, всё это куда-то улетело в трубу. Всё это пришлось заканчивать искусственным „Крымнашим“, чтобы отвлечь народ уже не хвостом собаки Алкивиада, а целой настоящей маленькой победоносной войной.

Причем, понятно, что и маленькую победоносную войну эти ребята не могут вести как настоящую войну, потому что они понимают, что настоящую конвенциальную войну они проиграют. Поэтому они ведут войну, в общем-то, в основном, в телевизоре. И, собственно, когда говорят, что гибридная война, которую ведет Кремль, она демонстрирует его силу и она демонстрирует слабость Запада, то, на самом деле, следует подумать, она как раз демонстрирует очевидную слабость Кремля. Она демонстрирует тот факт, что, в общем-то, я думаю… Я, конечно, не могу ручаться, что в Кремле понимают, а что нет, потому что, в общем, ни один человек не предскажет, что произойдет на следующий день сейчас в России. Но все-таки, хочется думать, что эти ребята прекрасно понимают, что если речь идет о конвенциональном оружии, если они завтра попытаются, условно говоря, послать в Эстонию танки, то это точно так же плохо кончится как, условно говоря, кончилось в 1982 году наше снабжение МиГами и прочими вещами сирийской армии, потому что тогда, еще в 1982 году оказалось, что израильская армия на порядок выше.

Собственно, с тех пор прошло много времени, а состояние российской армии за это время только ухудшалось. И состояние российской оборонки только ухудшалось.

И, вот, гибридная война – это от бессилия. Гибридная война – это оттого, что… Вот, понятно, что если пошлешь танки, то их покоцают. А если будет какое-то массовое волеизъявление угнетенного нарвского населения против проклятых эстонских фашистов, то Европа растеряется и не знает, во что стрелять бы теоретически.

Так вот. Обратите внимание, что Китай именно потому, что он является локомотивом мировой экономики, именно поэтому Китай чихает и у всего мира насморк.

Россия может девальвировать или револьвировать свой рубль сколько угодно – это, в общем, никого не волнует кроме бедных россиян, которые, с одной стороны, имеют в своих супермаркетах вещи, которые там на уровень ниже, чем в любом европейском магазине, ценою на порядок выше… Ну, не на порядок выше, а ценою сильно выше. И одновременно им еще уничтожаются европейские продукты, и в нашем Кремле серьезно думают, что этим они запугают Европу.

Так вот. Самое печальное, что не видно, чтобы наши власти отдавали себе отчет в том, что происходит с экономикой. И самое печальное, что не видно, чтобы государственные компании, которые за это время сосредоточили гигантскую власть и деньги в своих руках, как-то отдавали, чувствуя то, что происходит с экономикой, потому что вся экономика России – это нефть. Россия экспортирует нефть и ввозит всё остальное. Это сделано достаточно я не могу сказать „намеренно“, но это сделано достаточно системно. Потому что в отличие от стран— экономик XIX века, которым нужна была сильная экономика для сильной армии, чтобы сопротивляться, странам-петрократиям XX-XXI века, которые, на самом деле, знают, что на них никто не нападет, их правитель заинтересован, наоборот, в другом. Он заинтересован в том, чтобы существовала максимально мелкая, максимально небольшая прослойка людей, которые самостоятельны, чтобы все деньги делались на государстве или чиновниками, или предпринимателями, связанными с государством. И таким образом чтобы не было никого, кто способен выйти на Болотную.

И, вот, я обращаю ваше внимание, что даже в этих нынешних условиях продолжается совершенно дикий бардак в наших российских государственных компаниях. Ну, например, напомню, что, скажем, в 2000 году Газпром добыл 523 миллиарда кубометров газа, а операционные издержки у него тогда, если считать в долларах, были 9 миллиардов. Сейчас Газпром в 2014 году добыл 444 миллиарда кубов, то есть почти на 20% меньше, издержки, наоборот, составили 52 миллиарда, то есть они выросли в 5 с лишним раз.

Или, например, в прошлом году чистая прибыль Газпрома сократилась в 3,3 раза, а по международным стандартам отчетности в 7 раз. А в пересчете на доллары за год она упала в 12 раз. При этом Газпром, например, продолжает достаточно безумные проекты. Например, у нас была объявлена вот эта история с Турецким потоком и мало кто заметил, что Турецкий поток развалился. Но он развалился не раньше, чем успел наделать гигантских долгов, потому что, в частности, только итальянской компании Saipem (трубоукладчикам) Газпром заплатил миллиард евро, когда всё это еще не начиналось.

Трудно представить, во сколько нам обойдется Сила Сибири. Нам рассказывали, что деньги на ее прокладку дадут китайцы, 25 миллиардов долларов. Китайцы не дали. Значит, Путин теперь обещает, что Сила Сибири получит государственные инвестиции. Как всё это будет происходить, если учесть, что контракт с китайцами подписывался тогда, когда нефть стоила в 1,5-2 раза дороже, чем сейчас, и, соответственно, еще тогда он был практически на грани убыточности и все полагали, что это не для того, чтобы поставлять газ китайцам, а для того, чтобы зарыть деньги на прокладке трубы. Но, вот, контракт, видимо, совсем потерял смысл, а деньги на прокладку трубы продолжают зарываться.

Я еще раз повторяю, что это происходит в ситуации, когда рубль падает, когда Россия отрезана от международных источников финансирования, когда ее государственные компании имеют гигантские долги, когда всем понятно (ну, может быть, кроме как в Кремле), что ни в Европе, ни в США просто не будут иметь с Путиным дело, что там решение принято, что с Путиным произошло ровно то, что в свое время произошло с Чезаре Борджиа, Доном Педро Жестоким и Ричардом Третьим, персонажах, о которых я когда-то говорила, которые были очень умные и всех кидали. Только потом с ними перестали иметь дело.

И вот на этом фоне рубль падает, а начальство веселится. И на этом фоне очень обидно осознавать, что еще 30-40 лет назад, даже 20, Россия и Китай были соизмеримыми величинами. И что в то время как сейчас проблемы китайской экономики… Собственно, тот факт, что любая проблема китайской экономики транслируется в проблему мировой экономики, больше, чем что-либо доказывает, что Китай уже сверхдержава. В то время как Россия из этого списка, к сожалению, при Владимире Владимировиче, при максимально благоприятных обстоятельствах, при гигантских ценах на нефть выбыла.

И, собственно, просто продолжая слова о Китае, завершая их, я думаю, что, в общем-то, на самом деле, конечно, очень сильно зависит от реакции руководства Китая то, как долго будет продолжаться… Это даже нельзя назвать рецессией в Китае – это называется „замедление роста“. Но вот это вот замедление роста – его все ждут уже последние 5-6 лет, напомню. Вот, мир всё время стоит и всё время рассказывают трейдеры друг другу, что сейчас что-нибудь с Китаем случится, потому что он не демократическая страна и поэтому она так не может бесконечно расти, вот, рано или поздно там, я не знаю, народ выйдет на улицы и потребует демократии.

Народ, как мы видим, на улицы не выходит, но рост, действительно, замедляется. Для Китая это очень плохо. От того, как Китай будет реагировать, очень сильно зависит, разовьется ли это в настоящий кризис, потому что самое главное в кризисе – это не его начальные запускающие причины, это дальнейшая на его реакция.

Я тут некоторое время назад говорила, что, на самом деле, Великая Депрессия была не одномоментным кризисом, а была результатом политики президента Рузвельта в основном. Но напомню, что даже во время Великой Депрессии США продолжали оставаться гигантской страной с гигантским ВВП. И точно так же даже если рост Китая замедлится и даже если очень что-то глупое сделает его правительство, я не думаю, что оно сделает что-то очень глупое, потому что до сих пор просто, вот, у китайского правительства хороший record – они всегда делали что-то очень умное.

Так вот я думаю, что если они чересчур не увлекутся администрированием, потому что на настоящий момент Китай является единственной в мире страной с рыночной экономикой, настоящей рыночной экономикой, которая не очень задумывается о всяких социалистических последствиях, и с малым уровнем государственных расходов ВВП, то… Если они не делают каких-то чрезвычайных ошибок, они всё равно останутся сверхдержавой если не номер один, то уже, во всяком случае, даже и не номер два.

Ну, к нашим баранам. На этой неделе было 2 крупных процесса, которые случились в России. Один из них – это процесс Эстона Кохвера, другой процесс – Олега Сенцова. Я буду о них говорить и я боюсь, что я скажу о них очень разные вещи.


Ну, напомню о деле человека, которого зовут Эстон Кохвер, который сотрудник эстонской полиции безопасности. Его признали виновным в шпионаже в Пскове, приговорили к 15 годам тюрьмы. Собственно, Кохвера арестовали через день после того, как президент Барак Обама нанес визит в Эстонию, где… Собственно, этот визит был сделан затем, чтобы продемонстрировать, что с Эстонией, которая член НАТО, никогда не случится того, что случилось с Украиной. И, конечно, это было достаточно смешно, потому что… Ну, если б Барак Обама хотел поддержать Украину, он должен был ехать не в Эстонию, а в Украину.

То есть, на самом деле, конечно, то, что сказал Обама во время визита, и то, какой он хотел послать сигнал, это несколько противоречило друг другу.
И, вот, через день после этого, чтобы окончательно утереть Обаму, сотрудника эстонской полиции безопасности Эстона Кохвера арестовывают при следующих обстоятельствах. Он берет с собой звукозаписывающую технику, деньги (5 тысяч евро), револьвер и направляется в лесок возле пограничной деревушки. И как позднее объясняла эстонская сторона, он занимался расследованием приграничной контрабандной схемы с участием российской ОПГ. Ну, мы понимаем, что российская ОПГ… Где ОПГ, там какие-нибудь крыши из спецслужб.

И вот агент его, по словам эстонской стороны, назначил там встречу. Вместо агента Кохвера ждала в лесу засада. Там потом протокол осмотра места происшествия обнаружил следы шумовых гранат, обнаружил следы волочения, то есть его оглушили, поволокли, обвинили в незаконном пересечении границы и разведывательном каком-то задании.

И, вот, я обращаю прежде всего ваше внимание на то, что утверждение эстонской стороны о том, что Кохвер ловил контрабандистов, и утверждение ФСБ о том, что, оказывается, он был шпионом – их трудно назвать сколько-нибудь равноценными нарративами. Это как раз типичный пример контрнарратива, который предлагает Россия, когда она делает чего-нибудь такое нехорошее, ее ловят на месте преступления с обагренными кровью руками и она рассказывает „Да нет, этот ножик нам вложили и это, вот, вообще“.

Почему это не равноценные нарративы? Ну, во-первых, как я уже сказала, есть этот осмотр места происшествия с шумовыми гранатами, со следами волочения. То есть уже из одного этого захвата следует, что пересекать границу Кохвер не собирался, потому что без шумовых гранат иначе его спокойно можно было взять в каком-то соседнем городке.

Во-вторых, эстонское объяснение – в общем-то, оно логично, чекистское – оно граничит с фантастикой. Потому что самый первый вопрос: какая такая разведка с применением аудиотехники и 5 тысяч долларов в лесу, в деревушке Мииксе? Там карту дзотов, что ли, собирались составлять? Их там не было (дзотов). А если господин Кохвер там собирался перейти границу, доехать до Москвы и коррумпировать там генералов Минобороны, ну, чего ж ему не дали доехать?

Ну, наконец, есть долгая история происшествий, которую, в общем, трудно истолковать иначе как похищение граждан с территории сопредельных государств с последующим предъявлением данным гражданам обвинений в незаконном переходе границы. Есть история Леонида Развозжаева, есть история Надежды Савченко.

Самое главное, четвертое, обратите внимание, что суд над Кохвером был засекречен. Ну, ребят, ну, с чего бы? Ну, если всё так хорошо, ну, вот, с торжеством предъявите агента, у которого Кохвер в лесу у деревушки Мииксе собирался покупать секрет атомной бомбы. В конце концов, имя этого агента в Эстонии знают – он всё равно спален.

Вместо этого нам просят верить на слово. К Кохверу не допускают адвокатов. Единственный адвокат у него некто Евгений Аксёнов, который всё почему-то всё время выступает со стороны обвинения. Все вещи, которые предъявляет обвинение, господин Аксёнов подтверждает, да еще пытается публично сказать, что не надо шуметь, что, вот, пусть последует тишина, и после тишины Кохвер в один момент окажется в Таллине. Это нам так объяснял господин Аксёнов.

Ну, такое впечатление лично для меня было, что это какая-то мелкая сошка, пытающаяся косить под посвященного во всё агента.

В общем, утерли нос Обаме. То есть 48 часов не прошло с момента заявления американского президента, который сказал, что у него есть железные гарантии безопасности Эстонии, и, вот, меньше, чем через 48 часов, было продемонстрировано, что Россия может захватить гражданина ЕС на территории ЕС и ничего ей за это не будет.

Вот, я 2 вещи хочу сказать. И, собственно, самая главная из них та, что страны можно делить по-разному, на развитые и не развитые, демократии и диктатуры. И еще страны можно разделить на 2 категории – которые берут в заложники чужих граждан и которые этого не делают.

А помните, была замечательная история в 2007 году, когда Муаммар Каддафи ныне покойный захватил в заложники российского представителя Лукойла (его звали Цыганков). Это по меркам Каддафи было приглашение такое на переговоры. Потом Путин поехал к Каддафи, пошел к нему в шатер, о чем-то они там терли и потом Цыганкова широким жестом вернули домой прямо на самолете ливийского премьера.

То же самое было с Белоруссией. Гражданин РФ Владислав Баумгертнер, директор УралКалия был захвачен в заложники. Причем, приехал он в Белоруссию на переговоры по приглашению белорусского премьера. Когда УралКалий продали так, как надо, заложника широким жестом вернули.

Я хочу обратить внимание на следующее. Что, вот, казалось бы, режимы, которые так обращаются с российскими гражданами, должны быть злейшими врагами России. А на практике всё почему-то по-другому. Вот те режимы, которые берут наших граждан в заложники типа Ливии, мы с ними дружим. А с теми режимами, которые не берут (например, США), мы не дружим.
И, видимо, это потому, что те режимы, которые берут граждан в заложники чужих, и Кремль (ну, как, собственно, мы видим на примере Кохвера), они живут в одном с Кремлем в мире. У них такое общее понимание закона как дышла, а международной политики как такого увлекательного процесса, при котором заползли 2 вождя в шатер, распилили там бабло, договорились… А к Обаме нельзя заползти в шатер. Вот, нельзя Обаму уговорить продать Кремлю нефтяную вышку в Техасе. И я боюсь, что все наши проблемы, нынешние проблемы России во внешней политике заключаются в том, что в Кремле не могут понять, что это не так.

Ведь, каждый судит по себе, и в Кремле всегда искренне считали, что цивилизованный мир устроен так же, как кооператив „Озеро“. Что вот эти вот западные лидеры – они о чем-то там трут, они о чем-то между собой договариваются. А если они не хотят также тереть и договариваться с Путиным, значит, они его не приняли в свои ряды, значит, они его не любят.

Ну, вот, есть некий международный масонский заговор… Он есть. Но если они Путина в него не приняли, значит, это сволочи, потому что они его не любят.


Продолжение - Эхо Москвы

Tags: Россия сегодня
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • На ночь глядя

    Далида и Ален Делон - Слова, слова (Alain Delon, Dalida "Paroles, Paroles")

  • На ночь глядя

    Всем нашим встречам Разлуки, увы, суждены, Тих и печален ручей у янтарной сосны. Пеплом несмелым Подёрнулись угли костра. Вот и окончилось всё,…

  • Сноуден на связи

    По сообщению The Jerusalem Post, печально известный «осведомитель», который в 2013 году сумел получить доступ к секретной информации…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment