arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Беспокойные евреи

Михаил ТУВАЛЬ,
О ДРЕВНЕЕВРЕЙСКОЙ ВОЕНЩИНЕ


Римский историк Публий Корнелий Тацит в своем описании происхождения евреев, их обычаев и образа жизни сообщает: «Души погибших в бою или казненных врагами они почитают бессмертными, отсюда их презрение к смерти». Историк собирался «описать гибель знаменитого города» — Иерусалима, а посему счел необходимым «рассказать о его основании», так же как и об истории еврейского народа. Тацит был далеко не единственным языческим автором, обратившим внимание на то, что евреи — отчаянные бойцы.

В качестве введения стоит сказать несколько далеко не очевидных вещей.

Во-первых, «израильская военщина» уже давно превратилась в притчу во языцех: еще один на первый взгляд необъяснимый феномен современного Израиля. Народ, две тысячи лет не державший оружия в руках, в мгновение ока превратился в нацию кровожадных, вооруженных до зубов милитаристов и неоднократно давал прикурить полчищам арабов, которые на протяжении всей своей истории вообще мало чем занимались, кроме войны. И каждая новая израильская война или серьезная операция входит в учебники военных школ в качестве примера. При этом израильский милитаризм воспринимается как явление современное, якобы не имеющее прецедентов в предыдущей еврейской истории. Как и некоторые другие стереотипы, связанные с современным Израилем и евреями, этот тоже неверен, как читатель и сам вскоре увидит.



Во-вторых, когда заходит разговор про иудаизм (и неважно, в какой среде он заходит), обычно имеется в виду классический, то есть раввинистический иудаизм, который начал формироваться уже после разрушения Второго храма в 70 году н. э. Не стоит забывать, что Иеру­салимский храм был разрушен из-за того, что евреи подняли восстание против Римской империи. Первый свод раввинистической литературы, Мишна, был опубликован около 200 года н. э., после еще двух ожесточенных и фактически беспрецедентных еврейских восстаний против Рима. Процесс формирования раввинистического иудаизма происходил в условиях диаспоры и занял несколько сотен лет. Другими словами, это далеко не тот же иудаизм, которого придерживались поздние Хасмонеи в конце II века до н. э. или евреи Кирении, Египта и Кипра в начале II века н. э.

Ну, а в-третьих — что является непосредственной причиной второго пункта, — практически вся еврейская литература обсуждаемого периода была отвергнута раввинистическим иудаизмом и незнакома даже многим из сведущих в еврейской истории, не говоря уже о том, что евреи, как правило, не воспринимают всерьез то, что писали о древнем иудаизме язычники. Эти последние, вроде Тацита, цитируемого выше, или Кассия Диона, которого я процитирую ниже, дескать, махровые антисемиты, и их мнение, по определению, враждебно к евреям. С тем, что греко-римские интеллектуалы евреев не сильно жаловали, я спорить не буду, однако это ни в коей мере не означает, что мы должны пренебрегать информацией, содержащейся в их трудах.

И последнее — об этом я уже отдельно писал на страницах этого журнала: существует масса свидетельств в пользу того, что в период Второго храма многие евреи активно занимались миссионерской деятельностью или, как это обычно называют, «прозелитизмом», то есть прикладывали усилия к тому, чтобы обратить язычников в иудаизм. Я также писал о том, что античный иуда­изм — не только «религия», как современные западные люди понимают это слово, но и политическая система. Прозелитизм может быть увещевательным, а может быть и воинствующим. И если три древних автора в один голос заявляют, что больше всего на войну против Рима евреев воодушевило древнее пророчество о том, что именно в это время из Иудеи выйдет человек, которому суждено править миром, то, возможно, стоит пересмотреть «слезливый» нарратив, согласно которому миролюбивые евреи были вынуждены восстать лишь потому, что римляне ущемляли их права. Иосиф Флавий рассказывает, что в начале восстания — пока римляне еще не прислали серьезные воинские силы для его подавления — зелоты вероломно перебили весь римский гарнизон в Иерусалиме, оставив в живых лишь его командира Метилия, который «молил о пощаде и обещал стать евреем и даже совершить обрезание».


Теперь я хотел бы сосредоточиться на древних свидетельствах о том, что в период с середины II века до н. э. по середину II века н. э. евреи были народом воинствующим. В соответствии с поздними книгами Еврейской Библии, после возвращения из Вавилона в последней трети VI века до н. э. евреи довольно долго мирно жили под властью сначала Персидской, а затем Птолемейской и Селевкидской империй, вплоть до 60-х годов II века до н. э. Однако уже в эти времена — и даже намного ранее — мы слышим о евреях — профессиональных солдатах. Так, первая община диаспоры, о которой нам немало известно, — это еврейский гарнизон, который находился на острове Элефантина на реке Нил в Верхнем Египте. По всей видимости, это еврейское поселение было основано в VII веке до н. э. фараоном Псамметихом I или даже его отцом Нехо I, а затем просуществовало несколько сотен лет. Первые еврейские общины в Малой Азии (на территории современной Турции) были основаны в конце III века до н. э. по инициативе царя Антиоха III в качестве военизированных поселений, в целях обеспечения безопасности и стабильности в регионе. Однако в этих случаях мы говорим о наемниках, а не о евреях, воюющих за свою независимость или в целях экспансии.

Переломный момент в отношении евреев к засилью чужеземцев наступил в эпоху Хасмонейских войн, спровоцированных гонениями на иудаизм в период правления селевкидского царя Антиоха IV Эпифана, в 60-х годах II века до н. э. Некоторые евреи предпочли пацифизм и мученическую смерть, а другие — а именно Хасмонейский клан — с оружием в руках поднялись на борьбу за свободу иудаизма. Они одержали несколько блестящих побед над врагом и вскоре добились прекращения гонений.

Одним из двух важнейших источников по истории этого периода является 1-я Маккавейская книга, которая была написана в кругах Хасмонейского двора и по содержанию является пропагандистским произведением. Автор смакует батальные сцены и боевую доблесть Хасмонеев, которым, по его мнению, Б-г предначертал принести спасение Израилю. Примеров военных историй в 1 Макк. — легион, но нам хватит одного, повествующего о том, как Йеуда Маккавей отправился в Северное Заиорданье ради избавления тамошних евреев от нападок их соседей-язычников. После подробного описания блестящих побед Йеуды над местными язычниками автор рассказывает:


Тогда Иуда собрал весь Израиль, живший в Галаадитиде, от мала до велика, их жен и детей, их поклажу — громадный стан, чтобы идти в Иудею. И подошли они к Эфрону, а это большой город прямо на пути, очень сильная крепость, которую не обойти ни справа, ни слева: нужно было пройти прямо через нее. Но жители города заперлись и завалили ворота камнями. Тогда Иуда отправил к ним послов с мирными предложениями: «Мы пройдем через твою землю, чтобы двинуться дальше в нашу землю, и никто не причинит вам зла; мы только пройдем пешком». Но те не захотели открыть ему [ворота]. Тогда Иуда приказал объявить всем, чтобы разбивали стан, кто где находится. Мужи войска заняли места в строю, и он сражался с этим городом весь тот день и всю ночь. И город был предан в его руки. Он перебил весь мужской пол пастью клинка, вырвал город с корнем, захватил в нем добычу и прошел через него прямо по трупам. [Когда они вернулись в Иудею], они поднялись на гору Сион в радости и веселии и совершили всесожжение за то, что никто из них не погиб вплоть до возвращения с миром (5:45-53).

Как известно, аппетит приходит во время еды, и Хасмонеи решили продолжить войну даже после того, как был издан царский указ об отмене религиозных гонений. Сначала, в 40-х годах II века до н. э., они добились государственной независимости, а затем развернули мощную кампанию, направленную на территориальную экспансию, сопровождаемую иудаизацией завоеванных племен.

Хасмонейский первосвященник Йоханан Гиркан (134–105 гг. до н. э.) захватил расположенную к северу от Иудеи Самарию и разрушил самаритянский храм на горе Геризим (скорее всего, с целью массовой иудаизации самаритян). Затем он повернул на юг, захватил Идумею (в этот период так назывался юг Иудеи) и обратил идумейское население в иудаизм.
Его сын Аристобул I, правивший всего один год и провозгласивший себя царем, завоевал Галилею, а также обратил обитавшее там племя арабов-итуреев в иудаизм.

Брат Аристобула, царь Александр Яннай (104–76 гг. до н. э.), был, пожалуй, наиболее колоритной фигурой во всей истории Хасмонейской династии.
Этот первосвященник провел намного больше времени в полевых условиях, нежели в Храме. Судя по нашим источникам, ему было безразлично, с кем воевать, — видимо, он получал удовольствие от самого процесса. Выйдя победителем из гражданской войны, в ходе которой он уничтожил пятьдесят тысяч евреев, восемьсот оставшихся в живых он распял. Их детей и жен он вырезал на глазах у распятых. Используя современную терминологию, можно сказать, что для него война была видом «экстремального спорта» — он завоевал Газу, Северный Негев, восточное побережье Мертвого Моря, Северное Заиорданье и Голанские высоты, разрушая дотла сопротивляющиеся города и периодически сжигая живьем по нескольку сот врагов.

Иосиф Флавий, гордившийся своим хасмонейским происхождением, подытоживает период правления Янная следующим образом:


Около этого же времени иудеи успели овладеть целым рядом сирийских, идумейских и финикийских городов, а именно приморскими городами: Башнею Стратоновою, Аполлонией, Яффо, Явне, Ашдодом, Газой, Антедоном, Рафиахом, Ринокорурой; на суше, вблизи границ Идумеи, Адорой, Марешой и вообще всею Идумеей, Самарией, горами Кармель и Тавор, Скифополем (т. е. Бейт-Шеаном), Гадарой, Гавланитидой (т. е. Голанскими высотами), Селевкией, Гавалой, моавитскими городами: Хешбоном, Медвой, Лемвой, Оронаимом, Агалаином, Фоной, Цоаром, ущельем Киликийским, и Пеллой (этот город они разрушили до основания, так как жители не согласились принять иудейские обычаи) и другими главнейшими сирийскими городами, которые они уничтожали дотла.

Далеко не факт, что если бы Янная спросили, то он бы вспомнил все эти названия, поскольку частенько пребывал в состоянии алкогольной интоксикации: в соответствии с Флавием, одной из причин его смерти «была неумеренность в вине». Его вдова, Саломея-Александра (Шломцион; 76–67 гг. до н. э.) не вела экспансионистских войн, однако обеспечила безопасность за счет могучей армии наемников.

Параллельно событиям в Иудее, или, вернее уже будет сказать: в «Великом Израиле», евреи диаспоры тоже не спали. Один из первосвященников, оставшихся без работы из-за прихода Хасмонеев к власти, — или его сын — основал еврейскую колонию в Египте и заручился поддержкой Птолемеев. Птолемеи поощряли еврейскую иммиграцию в Египет и пользовались услугами евреев, переселившихся туда. Здесь не место подробно излагать историю еврейской общины Птолемейского Египта, но необходимо отметить, что в
обсуждаемый период сыновья вышеупомянутого еврейского первосвященника дослужились до командования всей армией Клеопатры III. Когда та, опьяненная победами над своим сыном Птолемеем IX, подумывала о захвате территорий Александра Янная, главнокомандующий ее армией по имени Хананья строго предупредил ее, что подобный шаг «превратит всех нас, то есть евреев, в твоих врагов». Клеопатра отказалась от своей бредовой идеи.

В 60-х годах I века до н. э. Иудея постепенно попала в сферу интересов Римской республики. В этот момент Хасмонеи разделились: партия Гиркана II (которой, по сути, «рулил» отец будущего царя Ирода Антипатр) пошла на сотрудничество с римлянами, а другая, возглавляемая Аристобулом II, выбрала путь конфронтации. Аристобул и его сыновья долго сопротивлялись Риму, но в конце концов все до одного погибли в этом неравном поединке. Однако не стоит полагать, что Антипатр и Ирод были пацифистами — они завоевали доверие римлян в основном за счет военной поддержки, обеспечиваемой ими различным римским олигархам.

Про Ирода, который пришел к власти над Иудеей именно потому, что Марк Антоний и Октавиан прекрасно знали его бойцовский потенциал, публикуется, как минимум, по книге в год. Разумеется, мы не сможем подробно обсудить эту личность в рамках настоящей статьи. После прихода к власти и жестокого подавления последних очагов хасмонейского сопротивления, Ирод правил евреями мирно. При этом он не прекращал воевать с соседями-набатеями. Так, например, после того, как набатеи напали на Иудею после постигшего ее землетрясения, Ирод пошел на войну с Аравией и нанес набатеям сокрушительный удар. Уничтожив более десяти тысяч врагов, он сломил их мощь до такой степени, что они официально признали его своим покровителем. Если верить Флавию (который не сильно жаловал этого царя), то


Телесная сила Ирода равнялась силе его ума. Он всегда был первым в охоте, в первую очередь благодаря своему искусству верховой езды. Был случай, когда за один день он подстрелил сорок диких зверей — ведь Иудея изобилует кабанами, оленями и дикими ослами. И в борьбе не было ему равных; во время состязаний многие бывали поражены точностью, с какой он бросает дротик, и постоянством, с каким его стрелы находят цель. В придачу к телесным и умственным достоинствам он был еще и баловнем удачи: ведь на его долю выпало очень мало поражений, да и те, которые были, произошли не по его вине, но из-за опрометчивости его воинов или вследствие измены.
Не стоит забывать, что немалая часть монументальных строений Ирода — это крепости, такие как Кипрос, Гиркания, Иродион и, разумеется, Масада. Если абстрагироваться от современных идеологем и мифов, то в Масаде больше всего воодушевляют шикарные дворцы, баня, система водоснабжения и гигантские склады для оружия и продовольствия, возведенные там Иродом.

К сожалению, после смерти этого выдающегося царя достойных наследников не нашлось, и Иудея постепенно обрушилась в пучину националистического бе­зумия, подогреваемого и используемого в своих целях религиозными фанатиками. Наш главный источник по I веку н. э., Флавий, систематически пытается обрисовать их как обезумевших религиозных шарлатанов, но нет никакого сомнения, что у них всех была не только религиозная, но и политическая программа. Уничтожение Рима являлось важной составляющей как религиозной, так и политической их программы.


Следует также упомянуть членов кумранской секты, которых некоторые исследователи рассматривают как пацифистов, добровольно изолировавших себя от общества и не преследовавших никаких политических целей. Однако эти сектанты, верившие в то, что только они являются «сынами света», а все остальные — «сыны тьмы», грезили (и писали) об эсхатологической войне, в которой они будут воевать против этих последних и из которой выйдут победителями и властелинами мира. Не случайно некоторые произведения, обнаруженные среди кумранских свитков, были впоследствии найдены также и в зелотской Масаде.

Итак, в 66 году часть евреев решила сбросить с себя иго римского владычества и началось так называемое «Великое восстание против Рима». На самом деле это восстание было настолько же гражданской войной, насколько оно было войной против Римской империи. Уже в самом его начале в одной из стычек повстанцы сумели уничтожить более легиона римских солдат и захватить аквилу (штандарт легиона). После такой победы даже умеренные среди евреев, изначально не желавшие идти на вооруженный конфликт с Римом, поверили, что Всемогущий благоволит к повстанцам. И не стоит забывать, что у восстания была важная религиозная составляющая. Флавий пишет, что «более всего на восстание их поднимало двусмысленное предсказание, <…> находящееся в Священных Писаниях, что в то самое время некто из их страны станет правителем мира». Интересно, что чуть более поздние римские историки Тацит и Светоний также ссылаются на это пророчество. Тацит пишет, что «большинство [евреев] верило в пророчество, содержавшееся в древних жреческих книгах, что именно в это время Восток возвеличится, а из Иудеи выйдут те, кто предназначен властвовать над миром». Светоний повторяет то же самое: «По всему Востоку распространилось давнее и твердое убеждение, что судьбою назначено, чтобы в это время выходцы из Иудеи завладели властью над миром».


Разумеется, римляне подавили иудейское восстание. Удивительно, как разумным людям вообще пришло в голову, что они в состоянии противостоять мощи Рима, и пойти на войну против этой сверхдержавы. Но для того, чтобы осознать масштабы иудейского восстания и серьезность, с которой к нему отнеслись римляне, достаточно упомянуть, что война длилась с 66-го по 74 год и что в осаде Иерусалима принимали участие пять римских легионов.

В результате евреи понесли катастрофические потери, лишились центра своего богослужения и Святого города. Страна была разрушена, многие тысячи людей проданы в рабство, и на всех евреев империи наложен унизительный налог fiscus iudaicus — вместо того, чтобы платить полшекеля на содержание Иерусалимского храма, теперь они должны были платить деньги на строительство храма Юпитера Капитолийского в Риме.

Однако тяжелое поражение в первой войне против Рима не помешало евреям Северной Африки спустя сорок лет поднять еще одно ожесточенное восстание, так называемое восстание диаспоры. Началось оно в 115 году в Киренее (совр. Ливия), а затем перелилось в Египет. Вот что писал об этом в IV веке историк христианской церкви Евсевий Кесарийский:


На восемнадцатом году царствования Траяна иудеи подняли новое восстание, в котором погибло великое их множество. В Александрии, остальном Египте и еще в Киренее, словно одушевляемые каким-то страшным и мятежным духом, устремились они на греков, живших вместе с ними. Восстание разрасталось; в следующем году это была уже настоящая война. Всем Египтом управлял тогда Лупп; в первом сражении случилось так, что греков одолели. Бежавшие в Александрию переловили и перебили иудеев, живших в городе. Лишившись их поддержки, киренейские иудеи начали под предводительством Лукуаса грабить египетскую землю; опустошение номов стало их постоянным занятием. Император выслал против них Марция Турбона с пешим войском, флотом, а также с конницей. Турбон вел долгую и упорную войну, много раз вступал в сражения и перебил тысячи тысяч иудеев не только киренейских, но и живших в Египте, пришедших на помощь своему царю Лукуасу. Император же, подозревая, что иудеи и в Месопотамии нападут на местное население, повелел Луцию Квинту очистить от них эту область.

Рассказывая о тех же событиях, римский историк Кассий Дион пишет, что в Египте евреи сеяли страх и ужас среди язычников, уничтожая взятых в плен врагов: одних они ели, с других живьем сдирали кожу, некоторых распиливали напополам с головы до ног, кому-то выпус­кали кишки, а затем препоясывались ими, а у иных пускали кровь и умащали ей свою голову. Скорее всего, Дион основывался на антиеврейской пропаганде, но, как известно, нет дыма без огня. В одном из папирусов, найденных в песках Египта, мама-египтянка пишет своему сыну, воюющему с евреями: «…да благоволят к тебе боги, в особенности непобедимый Гермес, чтобы они не изжарили тебя живьем».

Современные ученые считают, что целью этого восстания, имевшего ярко выраженный мессианский характер, было искоренение «язычества» и освобождение Святой земли из-под ига наиболее ненавистных язычников — римлян. Как и у предыдущего восстания, его финал был трагичным для еврейских общин, участвовавших в конфликте: гигантские еврейские общины Кирении, Египта и Кипра были стерты с лица земли. Еще один папирус, найденный в Египте, свидетельствует о том, что в течение восьмидесяти лет после подавления восстания диаспоры египтяне праздновали день победы над евреями.

Но даже после этого поражения евреи не собирались сложить оружие. В 132 году началось третье еврейское восстание против Рима — так называемое восстание Бар-Кохбы. Об этом восстании, как и о предыдущем (в отличие от Великого восстания), мы располагаем лишь скудными историческими источниками, однако современные археологи обнаружили в
пещерах ущелий Иудейской пустыни письма, написанные или продиктованные самим предводителем восстания Шимоном Бен-Кусбой, а также архивные документы его сподвижников, предметы их обихода и их скелеты. О причинах этого восстания ученые до сих пор спорят, и в рамках данной статьи я не смогу подробно обсудить ни причины восстания, ни его ход. Вместо этого я процитирую два наиболее подробных древних источника, описывающих эти события. Итак, уже цитированный выше Евсевий, усматривавший в поражениях евреев божественную кару за убийство Христа, пишет:

Восстание иудеев все разрасталось в силе и размерах. <…> Вождем иудеев был тогда человек по имени Вар-Кохба, что значит «звезда», — убийца и разбойник; он, ссылаясь на это имя, внушил рабам, будто он светило, спустившееся с неба, дабы чудом даровать им, замученным, свет. На восемнадцатом году правления Адриана война была в разгаре; осада Бейтара (это был очень укрепленный городок недалеко от Иерусалима) затянулась; мятежники гибли от голода и жажды и дошли до последней крайности. Виноватый в этом безумец понес достойное наказание; а по законодательному решению и распоряжению Адриана, всему народу запрещено было с того времени ногой ступать на землю в окрестностях Иерусалима; не разрешалось даже издали взглянуть на родные места.

«Римская история» Кассия Диона содержит наиболее подробное описание восстания:

«[Адриан] основал на месте разрушенного в прах Иерусалима город и нарек его имя Элия Капитолина, а на месте храма того самого бога воздвигнул другой храм, Зевсу, и тем дал повод к большой и долгой войне, ибо несносно было иудеям, что какие-то инородцы селятся в их городе и водружают там чуждые алтари. Но покуда Адриан был неподалеку, в Египте и потом снова в Сирии, они вели себя тихо, разве что оружие, сколько предписано было им его поставить, изготовили похуже, дабы, когда они его отвергнут, оставить себе, — но едва Адриан удалился, они восстали открыто. Дать римлянам сражение в боевом строю они не дерзали, а заняли по всей стране места поудобнее и укрепили их стенами и подкопами, чтобы иметь убежище, коли неприятель прижмет, и чтобы можно было тайком переходить друг к другу под землею; и наверху в подземных сих ходах они ради доступа света и воздуха устроили отверстия. Поначалу римляне ни на что такое не обратили внимания, но наконец взволновалась вся Иудея, и по всей стране стали иудеи собираться и затевать беспорядки и вредить римлянам порою тайно, порою же явно, да еще и из других племен многие корысти ради к ним примкнули, а оттого, как говорится, вся вселенная возмутилась. Тогда-то Адриан и отправил против них лучших своих полководцев и первого из них, Юлия Севера, — итак, тот был отозван из Британии, коей управлял, и послан на иудеев. Понимая, сколь многочисленны противники его и сколь отчаянны, не решился он искать места, дабы сойтись с ними лицом к лицу, но — благо воинов и воевод у него хватало — перехватывал небольшие отряды, окружал и лишал доступа к припасам; сим способом он мог — пусть помедленнее, зато и побезопаснее — разрознить, изнурить и извести мятежников. И верно, немногие из них уцелели. Пятьдесят их наиважнейших крепостей и девятьсот восемьдесят пять славнейших поселений он сровнял с землею, людей же было убито в стычках и в сражениях восемьсот тысяч пятьсот, а сколько погибло от голода и болезней и пожаров, тех и не сосчитать, и почти вся Иудея соделалась пустынею… Тоже и римляне пали в сей войне во множестве, так что Адриан в послании своем к Сенату не использовал общепринятого зачина, что, дескать, ежели сами вы и чада ваши в добром здравии, сие хорошо, я же и войска мои в добром здравии…

Рассказывают, что важнейший мудрец того периода рабби Акива считал Бар-Кохбу мессией. Современные ученые считают, что у восстания Бар-Кохбы была очень широкая база, которая также включала и раввинистических мудрецов. Что там было на самом деле, возможно, мы никогда не узнаем. Однако мы знаем, что после подавления этого восстания оставшиеся в живых мудрецы постепенно приняли позицию сосуществования с окружающим миром в целом и с Римской империей в частности. Они отказались от воинствующего мессианизма и грандиозных политических амбиций. Их позиция прекрасно проиллюстрирована следующей раввинистической историей, видимо не случайно приписываемой раббану Йоханану Бен-Закаю: «Если у тебя в руке саженец и тебе скажут: “Пришел Мессия” — сначала посади свое дерево, а затем пойди ему навстречу». Как известно, Бен-Закай отказался воевать с римлянами во время осады Иерусалима, а бежал из осажденного города и добровольно сдался в плен. Отказ от воинствующего радикализма и переход на позиции, схожие с процитированной выше, позволили евреям консолидироваться и выжить — и тогда, и на протяжении почти двух тысяч последующих лет существования в диаспоре. А то, что современный израильский милитаризм, как было сказано в начале статьи, превратился в притчу во языцех, только лишний раз свидетельствует о многочисленных параллелях между иудаизмом периода Второго храма и положением дел в современном Государстве Израиль. Однако исследование этих параллелей — дело непростое и трудоемкое, и вряд ли один ученый будет в состоянии его предпринять.
Tags: Израиль, Истории из Истории, Чужие перлы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment