arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Category:

Рождение самого красивого симфонического гимна

,כָּל עוד בַּלֵּבָב פנימה, / נפש יהודי הומיהה
עין לציון צופיה, / וּלְפַאֲתֵי מזרח קדימה
До тех пор пока в сердце бьётся душа еврея,
И вперёд на Восток, на Сион устремлён его взгляд,

,עוד לא אָבְדָה תקוותנו,/ התקווה בת שנות אלפים
להיות עם חופשי בארצנו,/ אֶרֶץ צִיּוֹן וִירוּשָׁלַיִם
Не погибла наша надежда, надежда, которой две тысячи лет:
Быть свободным народом на своей земле, Земле Сиона и Иерусалима.


Лет десять назад израильская пианистка Астрит Балцан давала сольный концерт в Тель-Авивском Дворце культуры и пригласила туда своего отца. Отец был в очень преклонном возрасте, и, несмотря на гордость за дочь, ему совсем не просто было высидеть два часа в концертном зале. Тем не менее, в самом конце выступления Астрит заметила, что лицо отца засияло, глаза заблестели, и он расплылся в улыбке. Произошло это, когда со сцены зазвучала симфоническая поэма "Влтава" (она же "Молдава") Бедржиха Сметаны, звуки которой так похожи на израильский гимн.

"Спасибо, — сказал отец Астрит после концерта, — но это стоит не музыкального вечера. Это стоит книги". Вскоре после этого он умер, и странные слова благодарности стали чем-то вроде завещания. Астрит Балцан тогда впервые всерьез заинтересовалась историей создания гимна своей страны. Чем больше она узнавала, тем серьезнее становился интерес, пока не перерос в полноценное расследование, а оно, как и предсказывал отец, легло в основу книги.

Летом 2010 года Астрит Балцан познакомила посетителей Тель-Авивского Музея диаспоры с историей своих изысканий. Не знаю точно, как назвать то, что происходило на сцене музея. Может, это был концерт; может, авторский вечер, которыми славится Астрит; а может, ода. Ода самому красивому, по мнению Зубина Меты, симфоническому гимну мира. А ведь даже на внутриеврейском поле у "Ха-Тиквы" всегда были соперники. В период с 1898-го по 1902 год проходило четыре конкурса на сочинение национального еврейского гимна, и это при том, что "Ха-Тиква" уже существовала. В 1932 году Агнон предложил сделать гимном величественный псалом "Шир ха-Маалот". Другие, не менее веские предложения выдвигались Берлом Кацнельсоном и равом Куком, а после Шестидневной войны "Золотой Иерусалим" Наоми Шемер тоже воспринимался практически как гимн.

Особый статус "Ха-Тиквы" определили два события, когда самые разные люди исполнили ее спонтанно, без санкции или команды свыше. Один раз это произошло в 1903 году - депутаты Сионистского конгресса пением "Ха-Тиквы" выразили протест против идеи Герцля создать "национальный еврейский дом" в Уганде. А второй – в апреле 1945-го: освобожденные узники Берген-Бельзена, измученные, истощенные и голодные, дрожащими голосами тоже пели "Ха-Тикву".

Правда, пели они вариант песни, слова которой немного отличаются от нынешнего официального гимна Израиля. Как отметила Астрит Балцан, история возникновения всех трех составных частей "Ха-Тиквы" — слов, музыки и аранжировки – была покрыта туманом, и чтобы развеять его, потребовались немалые усилия.

Авторство пяти из восьми строчек гимна несомненно принадлежит поэту Нафтали Герцу Имберу. Собственно, написанное им стихотворение было длиннее. В 1878 году Имбер, находясь в Румынии, услышал о создании поселения Петах-Тиква и отреагировал на эту весть созданием стихотворения "Тикватейну" ("Наша надежда"), в котором было девять куплетов. С трудом сводивший концы с концами поэт успешно продал это стихотворение еще по меньшей мере восьми новообразованным поселениям, включая друзскую деревню на Кармеле. В каждом поселении Имбер убеждал поселенцев-первопроходцев, что "Тикватейну" написана специально для них, поэтому, по уверениям Астрит Балцан, и сегодня в этих поселениях не сомневаются, что гимн происходит из их мест.

Смотришь на слова Имбера, и даже не верится, что он не знал: перед ним будущий гимн. Кому-то первые слова его припева ("Еще не пропала наша надежда") даже напоминают "Еще Польска не сгинела", но на самом деле это намек на слова пророка Йехезкеля, описывавшего бедствия евреев в изгнании и напоминавшего об обещании Всевышнего вновь собрать их на родине.

Миф о том, что музыка "Ха-Тиквы" якобы позаимствована у Сметаны, придумали сами евреи еще до создания Израиля. Зачем? Чтобы обмануть власти британского мандата. Правившие тогда в Эрец-Исраэль британцы запрещали транслировать "Ха-Тикву" по радио, чтобы, не дай Бог, не спровоцировать рост национального самосознания еврейского населения. Поэтому на радиостанции "Голос Иерусалима" нашли оригинальное решение — передавать "Молдаву" Сметаны. Слушателям-евреям звуки, конечно же, напоминали "Ха-Тикву", а англичане не могли придраться: как-никак Сметана — признанный классик... Сам же Сметана признавался, что взял за основу народную мелодию.

Похоже, ту же молдавско-румынскую мелодию песенки "Карул ку бой" («Повозка и бык») хорошо знали и репатрианты первой волны, прибывшие в Ришон ле-Цион из Бессарабии в конце XIX века. Совсем недавно Балцан побывала в тех местах и смогла лично убедиться в том, что эту мелодию и сегодня напевают в деревнях по обеим берегам Прута. Однако не вся мелодия гимна ашкеназского происхождения; первые ее такты напоминают еврейским музыковедам совсем другие источники.

Примерно 600 лет назад в далекой от Прута Испании еврейский мудрец рабби Ицхак Бар-Шешет сочинил пиют "Биркат ха-таль" ("Благословление росы"). В синагогах Италии и Амстердама этот пиют исполняют до сих пор, и любой, кто его услышит, тут же признает в нем начало "Ха-Тиквы"! Сочинивший музыку будущего гимна Шмуэль Коэн положил слова Имбера на два знакомых с детства мотива и, сам о том не подозревая, свел воедино ашкеназскую и сефардскую традицию.

А вот официальная аранжировка гимна была сделана в 1946 году не ашкеназом и не сефардом, а вообще неевреем - итальянским композитором и дирижером Бернардино Молинари. Молинари неожиданно прибыл в Эрец-Исраэль после завершения Второй мировой войны, чем вызвал большое удивление в музыкальных — и не только музыкальных — кругах: что мог искать известный маэстро в глухой по музыкальным меркам провинции?

Ответ маэстро лишь сгустил тайну. Молинари сообщил, что "дева Мария во сне приказала ему помогать евреям", и именно это он и собирается делать, например, возглавить Филармонический оркестр Эрец-Исраэль. Еще через пару лет Молинари исчез. Никто не понял, куда он делся, как раньше никто не знал, откуда и почему он взялся.

Впрочем, вскоре нашлась и разгадка исчезновения. Во время визита в Италию Молинари обвинили в пособничестве нацистам: выяснилось, что он сдавал немцам музыкантов-евреев из своего оркестра. Итальянские власти судили дирижера, посадили в тюрьму, где он и умер. В Израиле вспыхнула полемика, можно ли и дальше использовать плоды трудов того, кто оказался злодеем. Астрит Балцан считает, что в наши края его привела не дева Мария, а угрызения совести. Так же считал и Леонард Бернстайн, сменивший итальянца на посту дирижера Израильской филармонии и постановивший, что ничего лучше аранжировки Молинари не придумаешь.

Опубликовано в интернет-издании BOOKNIK - "Приключения израильского гимна"

Tags: youtube, Израиль, сионизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments