arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Патриарх и Телескоп

Оригинал взят у sachok_2 в Двое

"Приподнимем занавес за краешек...
Какая старая, тяжёлая кулиса!"

(Владимир Высоцкий)


Странная штука - история.
Чем дальше от нас прошлое, тем больше оно становится похожим на полированную деревянную плиту.
Рукой по такой проведёшь... Чудо, как гладко! Все узоры под лаком ровные, застывшие, упорядоченные.

И вдруг палец цепляет занозу. Крохотную такую щепочку. Глаз отказывается признавать её существование, только наощупь улавливаешь слабенькое покалывание...
Царапаешь полировку ногтями, варварски портя блестящую поверхность: надо же понять, что такое там так некорректно и вызывающе торчит?..

В данном случае такой занозой оказался телескоп, выставленный в небольшом, но симпатичном музее монастыря Креста, что в Иерусалиме.



И ведь сто раз туда, в монастырь, забредала.
Те же сто раз видела этот телескоп.

Но вот как-то даже нормально сфотографировать его не удосужилась.
Церковь монастырскую - да, пожалуйста: мощные стены и перекрытия; наружные контрфорсы; древние фрески.
Лавру-общежитие - сколько угодно: трапезную с длиннющим каменным столом; котлы, в которых смогла бы устроиться на ночлег, даже не особенно сворачиваясь клубком; пекарню с циклопической печью и узкой деревянной лопатой, похожей на весло пятиметровой длины.
Резных музейных ангелов, потрескавшихся от времени...
Попугаев, живущих во дворе, с их непростыми отношениями друг с дружкой и с забредающими сюда туристами и паломниками...
Но телескоп нормальным образом - ни разу!

Вот единственный снимок, бракованный и нерезкий. На заднем плане он самый и есть, телескоп.


Первый телескоп на Святой Земле, доставленный сюда в 1635 году.
Как? Кем?

Глава 1: Perspicillum

Smaismrmielmepoetaleumibuvnenugttaviras.

Что за бред? - спросите вы.
Слово замечательному белорусскому писателю Владимиру Короткевичу, пусть он объяснит, у него лучше получится:

"Криптограмма? Анаграмма? А черт его знает, как назывался этот способ в средние века. Хоть ты зарежь, вылетело у меня из головы название этого метода шифровки. Но я вам объясню суть. Патентного бюро тогда не было, бюро открытий тоже. И вот, скажем, ученый делал какое-то открытие, но хотел иметь еще немного времени, чтобы его проверить. Только как было это сделать, чтобы открытия не перехватил кто-то другой, чтобы потом можно было доказать свой приоритет? Тогда он зашифровывал изобретение.

Оно, к примеру, заключалось в одном предложении: «У шефа длинный, красный от вина нос». Неудачный пример, потому что здесь пришлось бы шифровать совсем по иной причине, не по научной, а по административной, но ладно.

И вот наш ученый муж выписывал, сколько раз встречается та или иная буква, и записывал так: у-1, а-3, ы-2, и-2, и-2, е-1, о-2, ш-1, н-5, ф-1, л-1, д-l, p-1, к-1, с-2, т-1. Или: уаааыыииййеоо и т.д.

Если человек умирал, тайна о шефовом носе умирала вместе с ним. Не знаю, может ли в таком случае помочь даже самая сложная электронная машина с бесчисленным количеством испробованных вариантов.
Тот, кто что-то открыл, заверял шифровку у нотариуса, рассылал другим крупным ученым и потом спал спокойно, зная, что никто этого не разгадает, что участок застолблен".


Так вот, вышеприведённую шифровку разослал своим коллегам не кто иной, как Галилео Галилей. Смотрите, какое ехидное выражение у него на этом портрете: фиг, мол, догадаетесь!

Один из коллег оказался упрямым. Терпеливым оказался, как Золушка, отделяющая гречу от пшеницы по зёрнышку. Перебрал-таки кучу вариантов и пришёл к выводу, что Галилей зашифровал фразу: "Привет вам, близнецы, Марса порождение",- и, следовательно, каким-то образом обнаружил у Марса спутники.

Вот он, наша Золушка настырный - Иоганн Кеплер:

Кеплер и ошибся, и не ошибся одновременно.
Спутники Марса действительно существуют, только вот обнаружили их через пару сотен лет после и Галилея, и Кеплера.
Коварный же итальянец зашифровал такую фразу: "Высочайшую планету тройною наблюдал". Он, оказывается, открыл кольца Сатурна.

Минуточку, с помощью чего открыл?

С помощью устройства, которое он назвал рerspicillum. Первого настоящего исследовательского телескопа.

Снова эта проклятая дуалистичность! Галилей в 1609 году телескоп и изобрёл, и не изобретал одновременно. Просто попалась ему на глаза первая зрительная трубка всего лишь с трёхкратным увеличением, сделанная за пару лет до этого в Голландии, и он её изумительным образом усовершенствовал.
И не только открыл кучу занятных астрономических вещей. Не только ошеломил современников:

                                              "Открылась бездна, звезд полна.
                                      Звездам числа нет. Бездне - дна"
                                                                    (Михайло Ломоносов)




Он этот свой рerspicillum начал весьма успешно продавать. Задорого! Сильным мира сего: князьям, императорам, епископам. Римский папа даже купил. Телескопы Галилея просто-таки стали раскрученным брэндом: "Как?! У вас, сударь, ещё нет этой дивной зрительной трубки? Вы не следите за звёздами?! Фи, моветон!!!"

Всё шло замечательно, пока Галилей сам не подрубил свой бизнес под корень. Беда с этими учёными! Вечно у них истина, видите ли, дороже денег.

"Послушай, Галилей,
Ну что ты так уперся?
Как будто в жизни сей
Ты плохо пообтерся.
Что гелио, что гео,-
Не все ли нам равно?
Кормило бы да грело
И денег не брало!"

(Юлий Ким)

Не смог, понимаете? Публично выступил в поддержку гелиоцентрической теории Коперника...

"Тогда, товарищ,
Пройдемте в эту дверь".

(Юлий Ким)


Глава 2: Патриарх

За мальчика, родившегося в 1570 году где-то недалеко от Константинополя, всё решила его семья. Маленькому греку, хочешь-не хочешь, было определено пойти по стопам дяди. То есть, стать священнослужителем.
Им он и стал. А потом в возрасте 38-ми лет под именем Теофанеса (Феофана) Третьего сменил дядю - Софрония - на посту греческого Патриарха Иерусалима.

С этого момента Патриарх и Телескоп начали своё неуклонное приближение друг к другу.

Простите великодушно - не люблю самовластных правителей, вершителей чужих судеб, иерархов, Ну, не верю я почему-то в их человеческую полноценность. В способность рефлексировать. В умение раскаиваться в содеянном, и в прочие подобные вещи, - для меня - чрезвычайно важные в людях.

Ну, был Теофанес в Иерусалиме талантливым и умелым администратором. Ну, успешно грызся с конкурентами - католиками и армянами - за куски церковного имущества. Отбил для греко-ортодоксальной церкви монастырь св.Саввы (Мар-Саба), который сидевшие там монахи-сербы прос... довели до финансового краха.


Для турок-османов, правивших здесь тогда, греческий Патриарх - уроженец Константинополя был "социально близким", в отличие от "франги"-францисканцев и от армян. Поэтому турки ему покровительствовали. Теофанес находил общий язык с чиновниками и с султанами, с самыми сволочными из них. Интриговал. Подкупал. Льстил...
Типичный вариант, словом. Неинтересно...

Первой занозой на полированной поверхности для меня стала история с турецким наместником, из-за какой-то размолвки посадившим иерусалимского Патриарха в вонючую тюремную камеру. Из каковой камеры означенный Патриарх сбежал абсолютно в стиле Александра Дюма: то ли обаяв, то ли подкупив какого-то евнуха.

Второй занозой оказался портрет Теофанеса:



Ну, не похож он тут на зажравшегося интригана. На путешественника похож. На учёного-естествоиспытателя.
И глаза у него грустные. Такими глазами хорошо смотреть на звёзды.

В 1619 году Теофанес отправляется в Москву, чтобы интронизировать московского Патриарха Филарета...

Эй, эй, стоп!!! Не та-ак!!! Уберите лакировку!!!

Не в 1619, а в 1617 году он выехал. И добирался до Москвы аж два года! По дороге попал в плен к татарам. Выбрался как-то. И нарвался на поляков, литовцев и союзных с ними казаков, в очередной раз осаждавших вместе с очередным Лжедимитрием Москву.
Вот он, Лжедимитрий, Тушинский вор:

Ребятки у него там подобрались - ух!
Вот цитата из суздальских грамот и челобитен: "Казаки воруют, дворяном и детем боярским, и монастырем, и посацким людем разорение и насильство великое, жонок и девок емлют... И оне нас, холопей государевых, позорят, лают и бити хотят".


Кстати, "емлют" - это не то, что вы подумали. Это значит "забирают, захватывают". Ну, а потом, после того, как емали, дело, естественно, доходит и до того, о чём вы подумали с самого начала.

И тут выбрался наш Теофанес. Приехал в Москву в феврале 1619 года, радостно встреченный юным свежеизбранным царём - Михаилом Федоровичем, первым из династии Романовых.
А кандидата в московские Патриархи на месте-то и нету...

Как? Кого? А? Э...

Да папы русского царя. Родного папы...
В отличие от Теофанеса, Фёдор Никитич Романов изведал все светские и плотские радости. Не монах он был ни разу, ни в каком смысле не монах. Сами взгляните:



Только вот Борис Годунов почему-то решил, что слишком близко к трону стоит Фёдор Никитич, племянник Анастасии - жены Ивана Грозного. И - раз-два! - быстренько и насильно постриг его в монахи. Был Фёдор - стал Филарет, и никаких вам больше конкурентов в склоке вокруг престола.


Ну, и жену его, Ксению, заодно, чтоб никому не было обидно, в монахиню Марфу превратили.

И к моменту предполагаемой интронизации сидит наш кандидат в Патриархи Филарет в польском плену. То есть, всё готово, Теофанес копытом бьёт - а виновника торжества ещё из плену выкупать надо. Ну, ладно, не выкупать - выменивать.
К июню, правда, выменяли. И тут же интронизировали.

После церемонии Теофанес с огромным количеством подарков отправляется в Польшу и в Румынию. Через Украину и Белоруссию, разумеется.
Официальная цель - устанавливать иерархию православной церкви на территории Царства Польского в пику униатам. Полякам наш герой, как кость в горле. Вежливо улыбаются, демонстративно оказывают почести, обещают всяческое содействие. Однако же в официальной переписке иначе, как "турецким шпионом", Теофанеса не называют.

Кстати, совершенно не исключено, что он таковым и являлся. По совместительству...

Во избежание "несчастного случая", Патриарха бдительно охраняют казаки, для такого дела покинувшие отъемленных жонок и девок: «аки пчелы матицу свою, тако святейшаго отца и пастыря овцы словесныи от волков противных стрежаху».

Поляки бесятся, срывают зло на ком попало. В 1624 году, например, за гравированный портрет Теофанеса работы Лукаса Килиана (тот, который вы уже видели здесь), найденный в одном из православных монастырей Вильнюса, братство монастыря было привлечено к суду. Но бог с ними, с поляками, не о них речь.

Главное то, что где-то на территории Польши они, наконец, встречаются - Патриарх и Телескоп. Кто-то из польских учеников великого Галилея уступает Теофанесу зрительную трубку, попавшую в опалу у католиков вместе с её создателем.

Почему Теофанес приобрёл телескоп? Тут мы вступаем в область догадок.

Возможно, как многие священники, он был астрологом?
Может быть, вспомнив старые раздоры с латинянами, именно из-за преследований инквизиции и в пику им, усыновил телескоп?

А может, Теофанес просто любил смотреть на звёзды?

Так, или иначе, но больше Париарх и Телескоп не расставались.
Только вот сроки жизни у них оказались разными...
Tags: Израиль, Истории из Истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments