arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Categories:

"Пагода" в Тель-Авиве

В центре Тель-Авива, на уютной зелёной площади короля Альберта, на маленьком пятачке, где почти как на парижской площади Этуаль, сходятся тенистые улочки, стоит единственное в своем роде здание – «Пагода». К буддизму «Пагода» не имеет никакого отношения, она была построена как жилой дом для преуспевающего тель-авивского банкира Мориса Блоха.

272.94 КБ


Морис Давид Блох эмигрировал в Палестину в 1920 году из Соединенных Штатов Америки, где было у него несколько фабрик по пошиву модной одежды. Фабрики приносили ему неплохой доход, позволивший купить "Ролс-Ройс" и иметь собственного шофера. До США он жил в Австралии, где оставался его брат, Йосеф Шмуэль Блох, бывший одно время депутатом австралийского парламента. В 1918г Мориса постигло горе - умерла жена, оставив ему пятерых дочерей. Возможно это повлияло на его решение оставить Нью Йорк и переехать в Палестину. Поселился он в бурно и беспорядочно строящемся Тель-Авиве, внеся и свою немалую лепту в этот увлекательный процесс.

Архитектура первых тель-авивских зданий особой оригинальностью не отличалась, за исключением знаменитой гимназии Герцлия архитектора Йосифа Барского. В строительстве жилых и общественных зданий преобладал европейский стиль, в котором явственно проступали образы стран исхода их хозяев: черепичные крыши и балконы – у выходцев из Германии, крепостные стены – у бывших французских подданных, деревянные дома с покатыми крышами – у выходцев из Восточной Европы. Каждый творил и строил в привычной для себя манере, но это не мешало всем вместе мечтать и спорить о том, каким должен быть «еврейский» национальный стиль.

В 20-х годах преобладающий в архитектуре стиль ориентализм, особо популярный в иерусалимской школе «Бецалель», стал сменяться эклектикой, отличающейся разнообразными интерпретациями европейской неоклассики. Дом, именуемый тель-авивцами «Пагодой», построенный архитектором Александром Леви по заказу Мориса Блоха, - может служить наиболее ярким примером этого архитектурного направления.

Александр Леви (1883 – 1942) родился в Берлине, получив архитектурное образование, в 1907 году начал работать в одной из строительных фирм города. Возможно, там он и познакомился с начинающим ученым-экономистом, а, впоследствии, одним из руководителей сионистского движения и заселения Эрец-Исраэль, Артуром Руппином (1876-1943).

В 1908 году Руппин стал руководителем Палестинского бюро Сионистской организации в Яффо. К этому же времени относится и начало его переписки с Александром Леви, который предлагал себя в качестве архитектора проекта для района государственных служащих в Хайфе. Предложение оценили положительно, однако официального приглашения не последовало, и Леви на собственные средства приехал в Палестину. Он много работает, выполняя заказы частных лиц, активно участвуя в многочисленных дискуссиях о «еврейской» национальной архитектуре.

В 1925 году Леви получил заказ от Мориса Блоха на строительство жилого дома в Тель-Авиве. Блох – богатый владелец цитрусовых плантаций, основатель банка Америка-Палестина, по стечению обстоятельств, стал невольным участником выставки «домов грёз», такое название эти романтические особняки получат впоследствии. В этих особняках, построенных с какой-то ребяческой непосредственностью, архитекторы пытались соединить все знакомые элементы разных архитектурных стилей. В «Пагоде» Александра Леви, эта попытка осуществилась замечательным образом – здание соединило такое множество стилей, что по-праву может считаться чемпионом в эклектике.

Три арки фасада второго этажа как три нефа кафедрального собора приглашают в раннее средневековье христианских базилик. Над ними, на третьем этаже – строгие дорические колонны греческого храма. Ещё выше – открытый павильон, окруженный колоннами со стрельчатыми арками в мавританском стиле. Всё это увенчано ступеньчатой пирамидой, силуэтом напоминающую японскую пагоду, отсюда и название всего дома. Фасад, выходящий на площадь, соединяет два самостоятельных крыла, параллельных улицам Монтефиори и Нахмани.

Хозяин дома, Морис Блох жил на втором этаже, в южном крыле, окна которого выходили на улицу Монтефиори. На балконе Блох имел обыкновение вывешивать три флага – Соединенных Штатов Америки, Британии и Сионистской организации. В 30-ых годах на третьем этаже здания разместилось польское консульство. Консул, Дов Хаузнер жил там же, в другом крыле здания. Тогда на крыше здания поставили флюгер в виде петуха, символизирующий правительство Ю.Пилсудского.

«Пагода» интересна ещё и тем, что в ней впервые в жилом доме Тель-Авива в 1935 году был установлен лифт. Электрик Иегуда Гезунтхайм, который для этой цели был приглашен из Лондона, помнит также как Моше (Морис) Блох попросил его оторваться на время от сооружения лифта и помочь включить стиральную машину, которая тоже была довольно необычным предметом в городе.

Появление лифта привлекло немало любопытных, а особенно детворы. Один из жильцов дома вспоминал, как все его одноклассники выстраивались в длинную очередь, чтобы покататься на нём. Кроме того «Пагода» была первым в Тель-Авиве жилым домом с центральным отоплением.

В 1942 году Морис Блох умер, и дом был продан другому владельцу. В том же 1942 году погиб и создатель этого уникального архитектурного произведения – Александр Леви. В Эрец-Исраэль он построил ещё несколько зданий, но, не найдя себе достойного применения, в 1927 году вернулся в Германию. Там он изменил имя, став Александром Ли (Lee), и организовал фирму Lee Kleinhausbau по строительству жилых компактных домов, проект которых он в свое время предлагал Сионисткой организации для Хайфы.

С приходом к власти нацистов Александр Ли (Леви) оставил Германию и поселился в Париже. Здесь он продолжал строить и написал книгу «Мы, евреи», в которой собрал и систематизировал достижения евреев в различных областях науки и техники с древнейших времен. С началом Второй мировой войны его, как подданого Германии, интернировали и отправили в концентрационный лагерь. Там он подал прошение о предоставлении ему визы на выезд в США, но ответа так и не дождался – в августе 1942 года Александр Леви был отправлен в Освенцим.

После смерти Мориса Блоха «Пагода» поменяла множество хозяев: здесь жили врачи, принимающие пациентов на дому; семья Мандельбаум, живущая на первом этаже устроила синагогу; а в палисаднике перед домом был цветочный магазин. Такое количество хозяев затрудняло решение вопроса по общему ремонту всего дома, и к началу 90-х годов его состояние оставляло желать лучшего, хотя это был первый в Тель-Авиве дом, который получил статус архитектурного памятника. Городской совет Тель-Авива по планировке и строительству ещё в 1981г объявил здание исторической ценностью, охраняемое законом.

К тому времени "Пагода" стало собственностью ювелира Отто (Якова) Биренбуха, который планировал строить на этом месте многоэтажные офисные дома. Но решение городского совета изменило его планы, и он продал дом строительному подрядчику Реувену Пелед, который перепродал его гражданину Швеции Роберту Виллу. При этом было заключено соглашение, по которому все восстановительные работы будет выполнять Р.Пелед, максимально приблизившись к оригиналу. Правда, он сделал по просьбе нового хозяина некоторые дополнения: на месте, где одно время была синагога, он построил бассейн, сауну, а также всё необходимое для жителя Швеции, спасающегося от холодной зимы на даче в Тель-Авиве.

Эта работа так вдохновила подрядчика, что он написал потом книгу – историю "Пагоды", в которую вошли многочисленные фотографии и строительные чертежи этого дома.

© АТаль

Примечание
- Публикуется под впечатлением прекрасных статей paintervic про Тель-Авив
- Впервые опубликовано на сайте Local.ru
- Фото автора.

Tags: Истории из Истории, Тель-Авив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments