arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

"Нашей истинной Торе - сто лет".

Оригинал взят у neivid в

- Бей евреев и велосипедистов!
- А почему велосипедистов?

(Это, конечно, такой тест на возраст: те, кто родился сильно позже нас, уже не понимают не только второй строчки, но и первой).

Недавно я заметила, что над скоростным израильским шоссе появились плакаты: "Берегите велосипедистов!". Ого, подумала я. Какой прекрасный подход. Всегда, всегда надо начинать с велосипедистов. Если их получится сберечь, то и с остальными как-нибудь обойдется.

Часть времени я работаю с очень религиозной аудиторией, в очень религиозном районе. Как пишут в газетах, "в ультраортодоксальном". И этот район разговаривает со мной удивительно нежным тоном. Я бы даже сказала - философски-нежным, будто дедушка сказки рассказывает перед сном. Не все сказки оказываются понятны, но от всех отдает чем-то домашним, уютным и хулиганским, как от размотанного клубка шерсти на полу.

К примеру, около месяца назад я шла там по главной улице, вдоль которой стоит большая почтенная ешива. Ешива называется "Истинная Тора" (я всегда говорила, что коммунисты брали свои лозунги напрямую из древней Иудеи), и была основана в 1912 году. Поэтому сейчас над ней растянут огромный, во все здание, юбилейный плакат. На плакате надпись, уведомляющая публику, что в этом году исполнилось сто лет ешиве "Истинная Тора". Только слова "сто лет" и "Истинная Тора" написаны очень большими буквами, а слова "исполнилось" и "ешива" - маленькими. Поэтому через улицу надпись выглядит так:

- Нашей истинной Торе - сто лет!!!
 
Вот это я понимаю - ребрендинг...

Или вот было на днях, в том же районе. Шествует степенный ортодокс - полный, важный, с гладкой ровной бородой и в сияющей черной шляпе. Не ортодокс, а рекламная листовка ешивы "Истинная Тора". На ходу у него начинает звонить мобильный телефон. Громко, на всю улицу. Знаменитой мелодией из фильма "Крестный отец".

У ортодоксальной общины вообще своеобразное чувство юмора. Есть, например, такая вещь - мезуза. Маленький пергамент, содержащий часть текста молитвы "Шма". Этот пергамент, заключенный в красивый футляр, прикрепляется на дверной косяк жилища, и служит чем-то вроде охранной грамоты. В светских домах мезуза чаще одна - на входной двери, в религиозных - на двери каждой комнаты, кроме ванной и туалета. Считается, что мезуза должна быть везде, где человек проводит больше трех часов подряд (если за эти три часа хотя бы раз вошел и вышел - это уже не подряд). Мне рассказали, что у одного религиозного отца было четыре дочери-погодки. Они практически одновременно вошли в переходный возраст и страстно полюбили банные процедуры. Полюбили так, что родителям попасть в ванную удавалось только ночью, и то не каждой. Отец крякнул, почесал в затылке и сделал ремонт, устроив в доме вторую ванную. На дверях первой, которая теперь полностью принадлежала дочерям, он невозмутимо повесил мезузу.
- Когда хотя бы одна из вас, - ехидно сказал любящий папа, - научится выходить из ванной быстрее, чем за три часа - сниму.

Общаюсь как-то с хасидской девочкой-подростком. С такими детьми мне важно все время держать в голове, насколько у меня с ними разный культурный багаж. Не "больше - меньше", просто разный. И все равно не всегда получается заранее осознать -до какой же степени.
Девочка славная, из очень хорошей хасидской семьи. Любит рисовать.
- А что ты рисуешь? - спрашиваю.
- Что вижу, то и рисую. Подруг, дома, деревья, сестру, иногда виды из окна.
- А что-нибудь воображаемое рисуешь?
Хмурится. Это как?
- Да посто из головы. Животных каких-нибудь, узоры, дворцы. Или, может быть, героев сказок?
- Каких сказок?
Так, думаю, надо дать пример. Каких героев сказок может рисовать хасидская девочка? Карлсон - отпадает, Дюймовочка отпадает, три поросенка отпадают, древняя Греция отпадает целиком, черт, замкнуло, да что у нас еще бывает вообще?...
- О, - говорю. - Феи, например. Ты рисуешь фей?
Шевелит губами, как на незнакомое слово.
- Фей?
Тут уж я могла бы сообразить. Но не сумела вовремя остановиться.
- Ну, это такие летающие женщины...
Взгляд. Теряюсь.
- Нет, они летают не так, как мы... (господи) Они с крыльями!
Взгляд.
- Маленькие, размером с ладонь... (нет, так еще хуже) Хотя большие тоже бывают... (срочно покажите мне фею!) Они... это... разных цветов...
Девочка смотрит на меня так, будто я сама на ее глазах стала летающей женщиной.
- Так, все, забыли про фею. Ты когда-нибудь рисовала пони?

Хотя нельзя сказать, что волшебный мир абсолютно чужд религиозным людям. Именно у них на магазинной парковке я как-то видела машинку - крошечную, горбатую, старенькую, марки чуть ли не "Метро-Голдвин-Майер". Размером человека на полтора. Заднее стекло машины чисто вымыто, на нем - наклейка: "Моя вторая машина - гиппогриф".

В том же магазине мне встретился еще один замечательный клиент. Высоченный мачо, с мощной нижней челюстью, в зеркальных черных очках и роскошными мускулами, угадывающимися под рукавами "уставного" черного пиджака. Под пиджаком - футболка. На футболке - картинка. На картинке лохматый плюшевый мишка обнимает подушку.

Ухожу из религиозного района, а в спину мне полощется еще один плакат: "Возлюби ближнего своего. Пожалуйста".

От этого "пожалуйста" сразу хочется беречь велосипедистов. Если их сберечь, то, может, и с нами как-нибудь обойдется.

Шабат шалом.
Tags: Чужие перлы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment