September 27th, 2018

по Дарвину

Солцберецкая история

ОРИГИНАЛ - miggerrtis




Солцберецкая история отличается от всех предыдущих своей наглядностью. Раньше были похожие, их было много: убийство Литвиненко, убийство Ямадаева и пр. Но тогда
   1)  Россия ещё не была мировым изгоем,
   2)  против ее руководства не накопилось такого раздражения,
   3)  в публичном пространстве отсутствовали настолько очевидные доказательства вины, хотя сомнений не было ни у кого

Даже атака на Боинг — при всех попытках заявить, что "Рафик невиновен", не вызывала такой реакции против Путина и его окружения — в глазах мировой общественности они не были так очевидно связаны с массовым убийством.

А тут только "Комсомольская правда" ещё может сомневаться в прямом приказе. И как следствие — в превращении руководства страны в банальную преступную группу с исполнителями, заказчиками и покрывателями (МИД, как вам новый статус в соответствии с Уголовным кодексом?).

Таким образом, у Путина сейчас остался единственный выбор.

1. Он продолжает прикидываться валенком: я не я, "Новичок" не мой. В этом случае он оказывается в положении ещё худшем, чем его коллега из Северной Кореи. Все окружение становится не уважаемыми людьми с солидными зарубежными активами, а соучастниками, прячущими детей и награбленное.

2. Путин жертвует фигуру. Ну хоть того же Шойгу или его зама, которые, вы только подумайте, вводили президента в заблуждение. Репутацию в мире это вряд ли спасет, зато даст Путину возможность отмежеваться от солцберецкой истории. Но тогда будут проблемы уже внутри — такой жест даст окружению ясный сигнал: оно расходный материал.

Конечно, первый вариант куда более вероятен — и тому самому окружению, не кооперативу "Озеро", а тем, что подальше, — стоит попробовать соскочить. Этот поезд уже поехал, но ещё не успел набрать скорость, прыжок из вагона опасен, но дальше по ходу движения больше нет рельсов.

А в целом, я не завидую тем, кто сейчас остался во власти: либералы, консерваторы — все могут оказаться мазаны одним "Новичком". И молчание — знак согласия. Молчание ягнят, в испуге ждущих своих "Петрова" с "Бошировым", — тоже.