June 16th, 2018

по Дарвину

Акробаты

Анна Исакова - это имя я узнал впервые много лет назад в израильской газете "Вести" (которая была тогда ещё "Время"). Потом были практически еженедельные обозрения в пятничном приложении "Окна".   Редкий случай - набившие изрядную оскомину статьи на политические темы в её изложении были интересны и читабельны.

Узнал недавно, что Анна Исакова опубликовала свыше 800 статей на разные темы в разных газетах и журналах в разных странах на трёх разных языках – иврите, русском и английском. Вообще-то политика - однодневная тема, события случаются и исчезают, но вопрос "Кого считать евреем в еврейском государстве?" всегда был актуальным. Ведь ответ на этот вопрос - это разрешение, или отказ в получение израильского гражданства. Он  обеспечивает, или препятствует нормальному, бракосочетанию, рождению и похоронам в рамках иудаизма. С каждым годом Израиль становится всё более привлекательным для иммиграции и, естественно, страна не готова предоставлять эту привилегию каждому.

Интересный взгляд на этот вопрос дает Анна Исакова в публикации на своей странице в ФБ.


Еврей или не еврей, в этом вопрос?
Анна Исакова
Одним из моих сильных аргументов за изменение сионистской доктрины ради включения в неё культуры всех еврейских галутов оказалось: «Верните евреям Кафку! Он слишком дорогой подарок с нашей стороны немцам только потому, что писал по-немецки, и чехам за то, что родился на их земле». Почему сильным аргументом и почему именно Кафка? А потому, что Кафка никогда не сожалел о своём еврействе и даже хотел переселиться в Палестину. Был ли он при этом сионистом, как его ближайший друг, Макс Брод, сказать трудно. Как и во всём, что касается Кафки, остаётся гадать. Но – факт остаётся фактом, Кафка принимал своё еврейство, не тяготился им и оставался евреем до конца жизни, тогда как назови я Гейне, мне бы поставили в укор его крещение. Несмотря на то, что по его собственным словам это был всего-навсего «билет в европейскую культуру», наряду с которым великий немецкий поэт (немецкий?!) участвовал в еврейских кружках разного направления и готов был расцеловать вшивую (так в его тексте) бороду восточноевропейского еврея за сохранённое тем чувство еврейского достоинства. Ладно, допустим мои просвещенные антагонисты примирились бы даже с включением Гейне в особый курс еврейской культуры, читаемый израильским школьникам и еврейским детям галута, но что тогда делать с Торквемадой, великим инквизитором и безжалостным врагом евреев? Включить и его в этот список? На мой взгляд, да, включить. Это – тоже часть еврейской истории, еврейской культуры, еврейской проблемы и еврейского генетического абсолютизма. Однако, на этой позиции я бы как раз не настаивала. Ну, ладно, Торквемаду опускаем, он внук крещенного еврея, да и то по папе. Правда, на израильское гражданство и он мог бы рассчитывать. А если распространить принципы закона о возвращении на то, что есть еврейская культура, то Торквемада попадает в наш список, как то прелюбодеяние (старый еврейский анекдот: Моше спускается с горы Синай и возвещает: «Евреи! Хорошая новость. Сошлись всего на десяти заповедях. Должен всё же огорчить – прелюбодеяние вошло»).
Collapse )