February 29th, 2016

по Дарвину

Евреям вход запрещен

Увидел в сети ролик о совершеннейшем абсурде: в демократическом и свободном Израиле, где даже в парламенте есть представители партий, которые не приемлют существование еврейского государства, в центре его столицы, в Иерусалиме есть место, куда евреям можно зайти только в определенные часы, ходить - только по определенному маршруту и исключительно в сопровождении полиции и представителя руководства мусульманской общины (ВАКФ). Да, и, конечно, не должно быть никаких символов, связанных с иудаизмом или Израилем, и не делать никаких телодвижений, которые могут быть расценены как молитва - наклоняться, протягивать руки, или что-нибудь подозрительно бормотать.


Это напомнило мне недавнюю лекцию нашей неповторимой Иска Харани (יסכה הרני). Лекция была посвящена истории возникновения и некоторым особенностям литургии. Как всегда (а я слушаю её уже лет 10!) в её рассказе было много нового для меня, человека далекого от религиозной жизни и связанных с ней церемоний, но даже знакомые вещи после её рассказа выглядят совсем иначе.

 Ну вот, хотя бы само слово "литургия", которое всегда ассоциировалось для меня с христианством, с церковной музыкой, с органом, звучащим откуда-то с высоты и почему-то всегда ночью. На самом деле это не так. Литургия - это просто богослужение, но при этом включает в себя так много всяких элементов и значений, что в теологии выделено даже в качестве отдельной богословской дисциплины, литургического богословия. В христианстве (а литургия/богослужение есть ведь во всех религиях, хотя я думал, что это христианское изобретение) - это целое представление, которое отличается от конфессии к конфессии даже в рамках одной религии. Однако в христианстве основные "сцены" сохраняются. Так почти везде неизменна центральная часть христианской литургии, анафора - таинство причащения, когда происходит мистерия превращения хлеба и вина в Плоть и Кровь Христовы.

Когда-то пацанами мы бегали в церковь, чтобы вкусить запретного - попробовать совершенно безвкусные опресноки (а что ещё могло интересовать пацана, который перед церковью снимал пионерский галстук?!), которые были хлебом-плотью Христовой, чего мы, конечно, не знали. Повзрослев, я этого уже не делал, но оказывается есть любопытные тети (а может быть, и дяди), которым это по вкусу. И вот наша Иска рассказывает, как одна её знакомая жаловалась, что её чуть ли не силой выставили из какого-то католического храма. Иска засомневалась, что такое может быть, и попросила рассказать подробнее. Оказалось знакомая стала в очередь к священнослужителю, чтобы получить такой опреснок-гостию, после чего на неё накричали, что евреям не положено участвовать в этом обряде.

- Откуда же узнали, что вы еврейка? - поинтересовалась Иска.

- Когда я взяла гостию в рот, я сказала "тода" ("Спасибо" на иврите).
по Дарвину

И умереть не дадут

Оригинал взят у jennyferd в НА НОЧЬ ГЛЯДЯ
Facebook, Анна Монгайт.
Вчера, в 22:31


Прилетели из Тель-Авива. Вспомнила, как на пути туда случилась прекрасная история: в самолете Мотя сообщил, что на него в проходе упала "пьяная женщина".

Выяснилось, что она упала в обморок. Стюардесса побежала за кислородом и по обыкновению спросила, есть ли на рейсе врачи. И тут, впервые такое вижу, встают сразу человек 20. Случилась даже небольшая потасовка, кто будет приводить девушку в себя. Пациентку отжал какой-то проворный дедушка, который сообщил, что он - реаниматолог.

Я потом спросила стюардессу, почему столько врачей, может какой-то конгресс. А она ответила, что это обычное дело - на израильских рейсах даже при желании умереть невозможно. Представляю, что бы было, если бы в кабине пилота срочно понадобился скрипач.