December 21st, 2015

по Дарвину

"и слыхом не слыхивал"

По сообщению РБК Министр иностранных дел Турции Мевлут Чавушоглу заявил, что в ходе российской военной операции в Сирии жертвами бомбардировок стали 600 мирных жителей. По его словам, 200 из них погибли в минувшее воскресенье

​В заявлении Чавушоглу, которое цитирует информационное агентство Anadolu, утверждается, что в воскресенье (20 декабря) в ходе налетов российской авиации в провинции Идлиб погибли 200 мирных жителей. Глава МИД Турции утверждает, что в 90% случаев самолеты ВКС России атакуют позиции умеренной оппозиции, в том числе и жилые кварталы. По его словам, которые приводит агентство, жертвами налетов в общей сложности стали около 600 мирных жителей, из них 150 — дети.

В письменном заявлении Чавушоглу отметил, что «действия России усилили позиции «Исламского государства» (запрещенной в России террористической организации. — РБК), а задачей Москвы является возвращение всей территории Сирии под контроль Башара Асада».

Глава МИД Турции также заявил, что Россия ведет себя неискренне, с одной стороны, подписывая бумаги о мирном урегулировании, а с другой стороны, продолжая бомбить позиции умеренных оппозиционеров.

Российские власти неоднократно опровергали информацию об обстрелах мирных жителей и сил умеренной оппозиции в Сирии. В Минобороны России утверждают, что бомбардировкам подвергаются лишь объекты террористов — «Исламского государства», а также связанной с «Аль-Каидой» группировки «Джебхат ан-Нусра».

В конце ноября в Турции прошли акции протеста, направленные против действий России в Сирии. Их участники требовали прекратить воздушные налеты в северных районах Сирии. 20 ноября посол России в Анкаре был вызван в МИД, где ему было заявлено о недопустимости бомбардировки деревень, в которых живут сирийские туркоманы.

Президент Владимир Путин в ходе ежегодной пресс-конференции 17 декабря так прокомментировал ситуацию на севере Сирии: «Про так называемых туркоманов я слыхом не слыхивал. Я знаю, что туркмены живут, наши родные туркмены, в Туркменистане, а здесь не понять ничего… Нам никто ничего не говорил».