November 12th, 2015

по Дарвину

Тель Авив-Яффо. Мечеть «аль-Махмудия»

Оригинал взят у i_drlis в Прогулки по Яффо-глава 25. Мечеть "аль-Махмудия"

В отличие от многих своих яффских собратьев, «аль-Махмудия» - не отдельное здание, а большой архитектурный комплекс, занимающий  целый  квартал Старого Города. С севера он ограничен набережной «Рециф ха-Алия ха-Шния», с  запада - улицей Руслан, с юга – улицей «Мифрац Шломо», а с востока – площадью Часов и улицей «Яфет».
Минарет и купола мечети «аль-Махмудия» со стороны улицы «Мифрац Шлемо».  Справа – себиль «Сулейман».
Фото автора

Мечеть является третьей по величине на  Земле Израиля, после «аль-Акса»  в Иерусалиме и мечети в пещере Махпела в Хевроне. Возведенная в непосредственной близости от того места, где сходятся главные караванные пути на Газу, Шхем и Иерусалим (Базарная Площадь, впоследствии переименованная в  Площадь Часов), она сразу же после своего открытия стала  символом входных ворот в город.
Collapse )
Плита с надписью, вмурованная в стену северной аркады.
Фото автора
        Одним из наиболее выдающихся образцов является памятная плита из мрамора, вмурованная в западную стену северной аркады.   Надпись из 20 строк является свидетельством пожертвования (вакфнамэ) Абу Набутом средств на строительство мечети и себиля, о котором  речь пойдет ниже. Особый акцент в этом документе  придается личности донатора и подробному  перечислению всех его титулов. Из него мы узнаем, что Ага А-Шами был эмиром - предводителем военного соединения мамлюков, мутассалимом – действующим губернатором и командующим флотом и мутавалли - распорядителем средств вакфа. Оттуда же становится известно, что он носил имена Мухаммед и Амин, и что по своему социальному статусу он являлся вольноотпущенником Ахмеда - паши аль-Джаззара.

Памятная доска на восточной стене, замыкающей  южную  аркаду.
Фото автора

Примерно такое же содержание содержится в тексте на плите, вмурованной в восточную стену в конце южной аркады: «Во имя Аллаха, милосердного и сострадательного. Входите сюда с ощущением  умиротворенности  и безопасности для доброй и здоровой жизни. Ваш  приход и уход безопасен и находится под Его защитой. Главнокомандующий и мутассалим Газы и Яффо и вольноотпущенник Ахмеда - паши аль-Джаззара. И это произошло в 1227 году».

Но, коль скоро зашла у нас речь о памятных досках, нелишне будет упомянуть и о том, что традиция увековечивать свое имя пожертвованием сохраняется и по нынешний день, о чем свидетельствует табличка при входе на служебный двор.

Табличка при входе на служебный двор.
Фото автора

"Дуа тем, кто помогли возвести эту мечеть, а именно добрые люди из города Яффо и вне его, а особенно семейство аль-Талауи, которые поддержали проект строительства за упокой души умершего высокопочтенного Хаджа Вафика Исмаила Мухаммада аль-Талауи.
1426 г. по хиджре /2005 г."

Читателю, незнакомому с мусульманскими традициями,  возможно, будет интересно узнать, что «дуа»  – это обращение к Аллаху с мольбой, которую обычно пишут в начале извещения  о смерти (аналогично благословению). Поскольку  усопший уже ничего не сможет дать этой земле, то за упокой его души можно сделать три вещи, относящиеся к ВАКФ, которые останутся после него на долгие годы. Одна из них - построить мечеть.

Эпиграфикой богат не только интерьер двора, но и внешняя сторона  архитектурного комплекса. Так, плита из серого мрамора с семью  строками, написанными  каллиграфическим шрифтом «тулут» вмурована в стену над   юго-западным  входом в мечеть. Он находится в глубокой нише под минаретом  и закрыт деревянными  резными дверями.

В  тексте говорится о том, что «мечеть возведена во время правления султана Махмуд-хана по приказу Его превосходительства административного губернатора Сидона, Газы и Яффы и под руководством  военачальника и мутасаллима  Хайфы, Газы и Яффы, Абу Набута, Эмира Мухаммеда Амина. Верующим предлагается отслужить за него молебен, поскольку он «многого заслужил за свои хорошие деяния».  Бог  един и бессмертен. 1227»

Остается лишь объяснить читателю, что дата 1227 по Хиджре соответствовала 1812 году.

Восточные ворота со стороны Площади Часов
Фото автора

Продолжая наружный осмотр,  еще несколько дополнительных слов о  восточных воротах,  выстроенных в 1315 году от Хиджры (что соответствует 1897-1898 гг.) и предназначенных для чиновников правительственной канцелярии «Новая Сарайя». Их высота пять метров, и они представляют собой прямоугольную панель, увенчанную остроконечным фронтоном. Панель составлена из чередующихся белых и розовых плит (это стиль, «аблак», характерный для  исламской архитектуры). Внутри арки – розетта, подпиленная снизу для того, чтобы всадники могли проезжать, не склоняя головы, как и положено таким важным персонам.

***
Поскольку с самого начала статьи было отмечено, что «аль-Махмудия» является архитектурным комплексом, то нельзя не упомянуть о себилях, являющимися его составными частями. Название «себиль»  происходит от сокращенного арабского названия, обозначающего «путь Аллаха», и подразумевает под собой любую безвозмездную помощь, каковой, к примеру,  является раздача питьевой воды. Отсюда слово перешло и к общественным водным источникам, построенным при мечетях, ханах, кладбищах и т.п.

У главного входа в мечеть с западной стороны находится небольшое строение, зачастую упоминаемое в литературе как  «Себиль Абу-Набут», что  вводит в заблуждение читателя, знакомого с одноименным сооружением по дороге на Иерусалим в районе города Холона.  Ввиду ошибок и споров, имеет смысл остановиться на терминологии поподробнее.  Несмотря на то, что, с точки зрения ВАКФ, себилем может называться  любой источник воды, созданный в целях благотворительности, специалисты  их разделяют по видам. Так, перед нами типичный образец исламской   архитектуры  - киоск.  То есть,  открытый круглый павильон, представляющий собой крышу, поддерживаемую колоннами.  Внутри него раньше располагался фонтан, а сейчас – краны для питья.
Киоск Абу-Набута
Фото автора

     Основа фонтана шестиугольная, состоящая из белых мраморных плит, углы между которыми скрыты за короткими колоннами. Каждая панель имеет свой неповторимый рисунок, образованный барельефами. Пытливый исследователь, обходя вокруг этого чудесного образца мусульманского искусства 19-го века, невольно окажется в восточной сказке. Тут и мерцающая лампа между пальмовых стволов, и ограненные алмазы, и ветки с цветами.


Киоск до реконструкции
Фото автора

    Изначально фонтан  был покрыт деревянной крышей и выглядел практически точь - в - точь, как его собрат в Акко, но со временем столбы рухнули, и долгие годы он представлял собой жалкое зрелище,  служа, разве что, скамейкой для утомленных путников. Сейчас, благодаря стараниям реставраторов, киоск восстановил свой роскошный вид, позволяя всем желающим не только полюбоваться его красотой, но и напиться прохладной чистой воды.


***
И, заканчивая осмотр комплекса «аль-Махмудия», нельзя не остановиться перед прекрасным архитектурным сооружением, занимающим почти всю его южную стену – себилем, названным в честь Сулеймана-паши, могущественного правителя Акко и покровителя  Абу-Набута.
      В самом начале главы упоминалось о том, что месторасположение мечети было выбрано неслучайно:  в непосредственной близости от нее находился  один наиболее оживленных перекрестков  караванных путей Ближнего Востока. Уставшие от тяжелой дороги путешественники могли утолить жажду, освежиться, напоить животных, передохнуть и помолиться еще до прохождения через городские ворота со стражей. Насколько большое значение придавалось этому себилю, можно судить по тому, что его построили в 1809 году – перед  возведением мечети.
Себиль Сулейман.
Фото автора

Общие размеры  себиля 16 метров шириной и 8 метров высотой.  Внешне он представляет собой настенный фонтан. Внутренняя часть состоит из арки, покоящейся на колоннах.  Два мраморных карниза, разделяют пространство на три ряда, с панелями, пилястрами и тремя слепыми нишами с водопроводными кранами. На панелях укреплены доски с надписями.  Над ними – медальон с «тугрой» - личной печатью султана Махмуда Второго, правившего в 1808-1839гг., что свидетельствует о государственном патронаже над объектом. Об этих уникальных образцах каллиграфии упоминалось в ранних главах   http://i-drlis.livejournal.com/27407.html

Остальные тексты на панелях не отличаются особой оригинальностью  и объясняют, что себиль был сооружен,  благодаря усилиям повелителя мусульман Махмуд-хана, Сулеймана-паши и Абу Набута. Там же дуа – молитва, открывающая «двери Ризка» - средства существования, даруемые человеку Аллахом. Это магическая формула, заканчивающаяся восемью именами, выбитыми на мраморной доске в середине правого ряда: «Йаммлихха, максалина, мислина, марнуш, дабарнуш, шазануш, каффаштатиюш, китмир». Мусульмане верят, что,  вспоминая о богобоязненных юношах, укрывшихся в пещере от язычников и проспавших там триста лет, и о собаке, охранявшей все это время вход в их убежище, они не только совершают доброе дело, но и обретают уверенность в завтрашнем дне. Так гласит известная легенда "Асхабуль Кахф ас-Салихи" (Люди пещеры), описанная в 18-й суре Корана.
Главные городские ворота Яффо.
Фото автора

Себиль был обращен своим фасадом к городским воротам, заново отстроенным все тем же Абу Набутом при реконструкции крепостной стены.  Сегодня мало кто догадается, что именно через них входили караваны в самый древний порт на земле.  Что отсюда начинался долгий путь по морю или восхождение паломников в Иерусалим.  Ничто уже не напоминает об их былом величии. А, ведь, построены они необычно: четыре поворота под прямым углом лишали захватчика главного преимущества – скорости и внезапности, позволяя защитникам крепости не только сконцентрировать силы, но и дать врагу немедленный отпор, обстреливая его сверху.

Что ж, пройдемся  и мы по этому небольшому лабиринту и, повернув в самом конце налево, выйдем к Площади Часов, откуда начинались наши первые прогулки по Яффо.


Автор выражает искреннюю благодарность за помощь в подготовке статьи жителю Яффо Халилю Абу-Шхада, востоковеду д-ру Дине Лиснянской dinka_lisa ,  а также своему  постоянному спутнику  в прогулках по Яффо -  прекрасному фотохудожнику Диме Брикману dimabr.

    PS: Я умышленно не привожу многочисленный список литературы по вопросу, т.к. не вижу в этом никакой необходимости, но в случае разбора того или иного аспекта готов ссылаться на все доступные мне источники.
  Также деликатно напоминаю, что текст, как и большинство фотографий, являются авторскими, что следует учитывать при ссылках или перепечатках.


ПРИМЕЧАНИЕ

  • ВАКФ[1] - (араб. сохранять, ограничивать, «запрещать) Слово используется в Исламе в значении владения определённой собственностью и сохранения её для определённой пользы или благотворительности, и запрещения любого использования или реализации её за рамками этой конкретной цели. Это определение соответствует бессрочности договорённостей в вакфе, т.е. это нетленная собственность, которая не подлежит присвоению. Поэтому вакф широко связан с землёй и зданиями. Однако есть вакф книг, сельскохозяйственной техники, скота, акций и др.

по Дарвину

Серьги поневоле

Несмотря на возражения Израиля, комиссия Европейского
союза в Брюсселе утвердила решение помечать словом
"settlement" ("поселение") продукты, поступающие в продажу
в страны ЕС с территорий в Иудее, Самарии и на Голанских
высотах, которые контролируются Израилем с 1967 года.

(Из сводки новостей за 11/11/2015)


Пять лет назад в этом журнале я опубликовал очерк "Меченые", о том, как на протяжении веков "еврей должен был носить знаки различия, чтобы нееврей не ошибся ненароком." Сейчас уже не помню причину, которая подтолкнула меня тогда на написание статьи про экзотический штраймл и "кИпу" (или ермолку, по-русски), которые однозначно указывали на еврейское происхождение её владельца, про желтые метки евреев "зимми" в Багдаде XII века, про остроконечный "еврейский" колпак в Англии XIII века и про многие другие знаки, которыми метили евреев. Вплоть до пресловутой желтой звезды-магендавида для евреев на территории Третьего рейха в ХХ веке.

Вернуться к этой теме меня побудило не только вполне в стиле "меченых" решение комиссии Европейского союза об особых отметках на продуктах, которые производятся на "территориях" (см. эпиграф), но и интересное исследование кандидата искусствоведения, специалиста по Средневековью Харман Д.Д. о серьгах - отличительном знаке евреек, для которых это украшение «работало» желтой звездой.

Очерк опубликован в сетевом журнале "Букник" - Сережки есть? А если найду?

Collapse )