September 12th, 2015

по Дарвину

Очередной конец Европы

"...всю свою жизнь я слышу болтовню о пропастях. Все утверждают,
что человечество катится в пропасть, но доказать ничего не могут.
И на поверку всегда оказывается, что весь этот философский пессимизм
— следствие семейных неурядиц или нехватки денежных знаков".

А. и Б. Стругацкий, "Гадкие лебеди"


ИСТОЧНИК - Константин Зарубин: Евгению Гришковцу, европейцу

Уважаемый Евгений Гришковец,

вот уже второй год в начале сентября вы рассказываете нам о закате Европы и ее скорой гибели. Возможно, вы делаете это и чаще, но я стараюсь не читать ваши реплики о текущих событиях, чтобы лишний раз не хвататься за голову.

Я люблю пьесу «Дредноуты» и ваши музыкальные монологи в сопровождении «Бигуди» и «Мгзавреби». Вам прекрасно удаются художественные приемы «искренне» и «от всего сердца». Но публицистика не театр. В публицистике не работает жанр «исповедь городского романтика». Он сразу превращается в треп всезнающего обывателя, который ужасен в любом исполнении, включая ваше.


Прочитать ваш новый текст о смерти Европы меня вынудила его публикация в «Российской газете» (Евгений Гришковец: Умом Европу не понять.) «Российская газета» — официальный печатный орган Правительства Российской Федерации. Мнение, вывешенное под рубрикой «Взгляд» на ее сайте, не является частным делом неравнодушного драматурга. Оно становится частью информационной политики российской власти.

Когда нынешняя российская власть вставляет себе в обойму Евгения Гришковца, я, извините за штамп, не могу молчать. Я вынужден принять ваши рассуждения всерьез.

Ваш плач о Европе от 4 сентября — шедевр нарциссизма, исторического невежества и местечковой слепоты. Эти грешки так или иначе водятся за каждым из нас. Но раз вы болеете душой за европейскую цивилизацию, считаю своим долгом напомнить вам: вся история европейской мысли — это история мучительного преодоления подобных грешков.

И прежде всего это история борьбы с вальяжным презрением к отдельным людям.

Вы пишете о беженцах и европейцах. «Как можно понять то, — спрашиваете вы, — что Европа устроила смертельную полосу препятствий в Средиземном море, а тех, кто не смог преодолеть эту полосу, поминает в храмах? Дикость, безумие, чудовищные ханжество и цинизм».

Collapse )
по Дарвину

Понаехали

Европейские события на прошлой неделе, или, конкретнее, сирийские и африканские беженцы, наводнившие города и веси Центральной Европы, родили много страхов и споров. Мимо этого, в общем-то нерядового события, я прошел бы мимо: разберутся без меня! Но две статьи, одна удивительнее другой (М.Веллер: Хоронить заказывали? и Е.Гришковец: Умом Европу не понять), заставили меня задержаться на этой теме, тем более, что из-за них я, к сожалению, разошелся во мнении с некоторыми из своих интернетовских друзей: авторы статей увидели в этом событии чуть ли не конец света, и, главное, оказалось, что виноват, конечно, пострадавший, Европа. "Последний этап заката Европы наступает вот сейчас – на наших глазах",- пишет Веллер. И продолжает: "Причина не в мигрантах. А в сгнившем мозге Европы". Это никому не напоминает высокомерную реакцию по поводу насилия:"Сам/а виноват/а!" Правда, в случае насилия виноват, конечно, насильник , в отличие от мигрантов, которые виноваты лишь в том, что были вынуждены сняться с насиженных мест и искать счастье на стороне. Европа была поставлена перед фактом и должна была как-то реагировать. Как? Топить корабли? Пускать поезда под откос? Морить голодом? К счастью, европейская цивилизация находится на качественно ином уровне, и перед ней не стоит вопрос: принимать или не принимать беженцев? Принимать. Кормить. Бороться с распространением наркотиков. Увеличивать штат полиции. Выявлять и арестовывать террористов. Сдерживать распространение левых/правых/религиозных фанатиков. Создавать рабочие места. Дать детям образование. Искать пути их интегрирования в современное общество.

Происходящая миграция - это данность, и надо сделать всё, чтобы она принесла пользу, а не вред.

Кстати, пять лет назад (а в оригинале ещё раньше) о приближающейся миграции в Европу и связанной с ней проблемой терпимости говорил знаменитый писатель и философ Умберто Эко. Вот, что он писал.


Умберто Эко. Миграция, терпимость и нестерпимое

Несколько лет назад в Париже открыли Всемирную академию культуры для деятелей науки и искусства всех стран мира, и был составлен соответствующий устав, так называемая Хартия. Одна из преамбул этой самой Хартии, определявшей, в частности, научные и моральные задачи академии, звучала так: в будущем тысячелетии в Европе будет наблюдаться крупномасштабная «метизация культур».
Collapse )