August 11th, 2015

по Дарвину

Когда говорят пушки...

Это стихотворение написано Булатом Окуджавой в Израиле в 1993 году в гостях у Ларисы Герштейн.  Исполнено в тот же день вечером на концерте Б.Окуджавы в Иерусалиме на русском и на иврите. Музыку написала Лариса Герштейн.

Герштейн Лариса Иосифовна (р. 1948), родилась в Киргизии - общественный и политический деятель Израиля (была вице-мэром Иерусалима), автор и исполнитель авторских песен, друг Б. Окуджавы. Ею записан альбом песен Булата Окуджавы в двух дисках на русском и на иврите "Две дороги", а также диск "Кончилось лето" с песнями В. Высоцкого, А. Галича и израильских авторов.

- Какой сюрприз! - приветствовала меня Лариса на пороге своего дома и, не дожидаясь ответа, потащила на кухню. Ту самую. Легендарную. На этой грубой скамейке - за небольшим продолговатым столом - сиживали все диссиденты, которым (подобно мужу Ларисы - Эдуарду Кузнецову) чудом удалось выжить в ГУЛаге и вырваться на волю из-под "железного занавеса"; распивали здесь чаи Ариэль Шарон, Дан Меридор, Биньямин Нетаниягу, великий русский писатель Владимир Войнович, Эхуд Барак...




Но главное - много часов провел здесь за душевными беседами Булат Шалвович Окуджава. Здесь - на этой кухне и за этим столом - родилась его песня:

Сладкое время, глядишь, обернется копейкою:
Кровью и порохом тянет от близких границ.
Смуглая сабра с оружием, с тонкою шейкою
Юной хозяйкой глядит из-под черных ресниц.
Как ты стоишь! Как рукою приклада касаешься!
В темно-зеленую курточку облачена...
Знать, неспроста предо мной возникли, хозяюшка,
Те фронтовые, иные, мои времена.
Может быть, наша судьба, как расхожие денежки,
Что на ладонях чужих обреченно дрожат...
Вот и кричу невпопад: до свидания, девочки!
Выбора нет! Постарайтесь вернуться назад!


С Окуджавой Лариса познакомилась в 1981 году. В Израиле у нее тогда вышла пластинка. Она была второй по счету, но практически то была первая запись песен Окуджавы вне России. Песен было 15. С этим диском - на его премьеру - Герштейн отправилась в Париж. Во втором отделении концерта (впоследствии Лариса назвала его судьбоносным) израильская певица по привычке бросила в зал: "Может быть, кто-то хочет что-то услышать?" Встал Булат Окуджава, который, оказывается, сидел в заднем ряду, о чем Лариса даже не подозревала, и попросил: "Спойте меня на иврите..."

Лариса спела "Молитву" и "Ночной разговор". - "Молитвой" Окуджава был, безусловно, потрясен: на иврите эта песня превращается истинно в молитву, без всяких оговорок... - вспоминала потом Лариса. Спустя много лет, выступая в Москве на Первом международном фестивале памяти Булата Окуджавы, Герштейн вышла на сцену Театра имени Вахтангова - и неожиданно для себя произнесла: "А сейчас я вам спою "Молитву" Окуджавы на родном языке Господа Бога"... Разъяснения не потребовались - зал понял.



ПРОДОЛЖЕНИЕ - "Русский дом"
по Дарвину

Ломать - не строить...

Когда Бог хочет наказать людей, он лишает их разума.


1.Съел хамон – жди ОМОН.
2.Сегодня пармезаном угостился, а завтра с Родиной простился.
3.Говоришь, что “патриот”? – не клади оливку в рот.
4.Звонишь тайком в доставку суши? – у “патриотов” всюду уши.
5.Посмел с друзьями есть карпаччо? – “патриоты” спалят дачу.
6.Тайно ночью ел лазанью? – сидеть будешь под Рязанью.
7.Знай, прыжок без парашюта, не так опасен, как прошутто.
8. Скушал “Костромской” сырок – значит, Родине помог.
9. Не любишь щи и кулебяку? – расстреляем как собаку!
10.На наш, на русский расстегай свой рот, “пиндос”, не разевай!
11.Любил в “МакДональдс” заходить? – люби и лес в тайге валить!
12.Настоящему мужчине негоже знать про феттуччине.
13.Нашли у сына “Кока-Колу”? – ищи ему другую школу!


ИСТОЧНИК - ФБ