January 30th, 2015

по Дарвину

Цвет российской интеллигенции

В одном из недавних постов меня упрекнули, что покинув Россию я "гаденько потирая ручки, радуюсь каждой плохой новости о ней". Что ж, пусть эта сентенция останется на совести автора, нашедшего в моих постах не переживания, а радость катастрофе, которую переживает страна. Думаю, что таким образом автор выражает скорее свои надежды, чем мои мысли. Что касается меня, мной владеет то смешанное чувство, о котором сказал когда-то Эльдар Рязанов: "Ощущение, что ваша теща на вашей машине летит в пропасть".

Но, вот уже больше сорока лет и теща, и машина, и пропасть, и, самое главное, Россия - не мои. От России же осталась одна радость - поэзия и искусство. Их духом я питался начиная с далеких 50-х годов, когда впервые прочел, запрещенных в те годы Гумилева и Бальмонта, Марину Цветаеву и Анну Ахматову, Северянина и Хлебникова и других поэтов из замечательного сборника "Антология русской лирики первой четверти ХХ века" Ежова и Шамурина. Книга попала ко мне случайно и за прошедшие годы обросла многими другими сборниками. Потом были барды - Окуджава, Высоцкий, Визбор, Галич и много-много других, оставшихся в памяти до сих пор.

Эта заметка - не оправдание и не объяснение моих постов о России. Пишу то, что меня волнует, что считаю нужным. Просто, в связи с попавшими на глаза роликами, посвященными юбилейному вечеру Елены Камбуровой, на который собрался весь цвет российской интеллигенции, я понял, ПОЧЕМУ и ЧТО меня волнует в России. Гости пели песни и романсы, читали стихи, делились воспоминаниями, обменивались впечатлениями и всё это очень, очень радовало.

Collapse )
по Дарвину

Елена Камбурова, "На реках вавилонских"

И конечно, не могу не добавить к предыдущему посту "Цвет российской интеллигенции" ещё один ролик - песню Юлия Кима на тему Псалма 136 "На реках вавилонских" в исполнении Елены Камбуровой. Как написал неизвестный мне автор сайта "Солнечный ветер":

"В этой песне так прекрасно соединились стихи Юлия Кима, музыка Владимира Дашкевича, голос Елены Камбуровой, что нет человека — «ни иудея, ни эллина», — у которого не дрогнет и не запоёт душа в унисон".


Там, возле рек вавилонских,
Как мы сидели и плакали.
К нам приходили смеяться:
«Что же вы сидите и плачете?
Что же не поёте, не пляшете?»
О! О! О!

Там, возле рек вавилонских,
Жив я единственной памятью.
Пусть задохнусь и ослепну,
Если забуду когда-нибудь
Камни, объятые пламенем,
Белые камни твои.

Ерушалаим, сердце моё!
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слёз?

Ерушалаим, сердце моё!
Зачем мне жить вдали от тебя?
На что смотреть вдали от тебя
Глазами, полными слёз?..