January 22nd, 2013

по Дарвину

Израиль со стороны-2

В комментариях к предыдущей записи с тем же заголовком "Израиль со стороны" были замечания о том, что автор "пересластил" Израиль. Хотя я и согласился с комментатором (без всякого сопротивления), но не очень понятна была цель такого украшения. Автор - украинский журналист, и единственное, что приходит в голову, ему хотелось "подсластить" чужую страну, на фоне которой лучше проявились бы горькие недостатки его собственной.

Для "равновесия" мне, наверное, надо было бы поставить сейчас статью какого-нибудь известного антисемита, который облил бы мою страну потоками грязи из серии "А у вас негров линчуют".  Но, памятуя о знаменитой фразе Тертуллиана "Верую, ибо абсурдно, сказанной в защиту христианских чудес, не буду испытывать логику доверчивых юдофобов, и ещё раз поставлю "подслащенные" заметки человека "со стороны". Его преимущества - многоопытный турист, но,  как для представителя турагенства, которое, очевидно, планирует экскурсии в "Землю Обетованную", смысл украшательства более понятен. Тем не менее,  отличать достоверное от абсурдного учить никого не надо .  

Оригинал взят у oskanov в Земля Обетованная.

Скажу честно, в Израиль я попал случайно и по работе. Звёзды сложились таким образом, что нужно было поехать в рекламный тур в качестве руководителя группы. Для тех, кто не знаком с туристическим бизнесом, поясню, что рекламный тур – это такой тур, когда собирают представителей разных агентств и знакомят их со страной. В первую очередь с отельной базой, а потом уже с экскурсионной программой и достопримечательностями. Описания отелей я, конечно же, опущу (они скоро появятся на нашем сайте), и постараюсь рассказать обо всём в своём обычном ключе, как если бы я отдыхал.




Collapse )

Другие очерки об Израиле:

В гости к Богу.

Хайфа: неандертальцы, бахаи и пророк Илия.

по Дарвину

"Дьяволу служить или пророку - каждый выбирает для себя" (с)

Оригинал взят у avmalgin в ЗаявлениеИнтервью Сергея Никитина на сайте "ЭХО Москвы":

"Я СЕБЕ ЭТОГО ПОЗВОЛИТЬ НИКАК НЕ МОГ..."

КОРРЕСПОНДЕНТ: Сергей Яковлевич, действительно ли Вы отказались выступать на юбилейном концерте Башмета, и почему отказались? 

С.НИКИТИН: Да, действительно, я отказался. Ну, во-первых, я бесконечно уважаю и люблю этого выдающегося музыканта – Юрия Башмета. И нам удалось с ним повзаимодействовать, когда скончался Булат Окуджава, я устраивал вечер его памяти. Это было 20 октября 97 года. Мне удалось дозвониться до Юрия Башмета, вот как раз я его застал между гастролями, и предложил ему сыграть фантазию на темы Булата Окуджавы. Он с готовностью откликнулся, и это состоялось. Эту фантазию написал мой друг, молодой композитор Петр Климов. А потом ещё был вечер в концертном зале «Россия», а потом ещё один был вечер в Большом зале Консерватории. И вот я впервые вышел на сцену Большого зала Консерватории, в окружении академических музыкантов, и самим маэстро Башметом. Играл на гитаре, а он на своем волшебном альте. Конечно, вы представляете мои композиторские, музыкантские чувства. 

И вот недавно мне звонит помощник Юрия Башмета и говорит, что он хотел бы, чтобы я поучаствовал в его юбилейном вечере. Я, конечно, очень обрадовался, но предложил Юрию Башмету сыграть что-нибудь другое. И предложил ему свою песню на стихи Бориса Рыжего «В блюзовом ключе». Я по интернету ему эту запись передавал, в общем, всё очень сложно. Потому, что он постоянно в гастролях. Кроме того, что он выдающийся альтист, он большой труженик, и со своим ансамблем солистов работает, и теперь ещё и с российским оркестром. И застать его где-то на месте просто не возможно, но всё-таки удавалось это. 

И вчера, в понедельник, у нас должна была быть репетиция, я предвкушал эту репетицию, уже написал с помощью моего друга партитуру, и там, конечно же, была партия альта. И я предвкушал удовольствие, с каким вот мы будем это все репетировать, а потом играть. 

А потом в интернете я наткнулся н
интервью Юрия Башмета. Ну, это уже вот известно. И конечно, вы понимаете, что передо мной возникла дилемма, выйти на сцену именно в таком юбилейном вечере, когда все поздравляют и выражают свою любовь и уважение артиста. А сначала просто быть с ним солидарным, и в его высказываниях. Я себе этого позволить никак не мог, поэтому я вчера же позвонил Юрию и напрямую его спросил, это его слова? Он подтвердил. Вот я ему сказал, что я придерживаюсь совершенно другой точки зрения на эти вопросы, я с ним категорически не согласен. На что он сказал, что он уважает мою позицию. Ну, вот на этом всё пока закончилось. 

КОРРЕСПОНДЕНТ: Понятно. 

С.НИКИТИН: Ну, вы представляете, насколько мне было жалко отказаться от участия в вечере. Как говорится, наступить на горло собственно песне, но я себя почувствовал после этого разговора как-то легко и свободно. А принадлежать к лагерю людей… Таких людей, как тёзки Юрия Башмета: Юрий Норштейн или Юрий Шевчук - гораздо приятнее. 

КОРРЕСПОНДЕНТ: Спасибо вам большое.
по Дарвину

Рекомендация

Федеральный суд в Вашингтоне принял решение о наложении на Россию
ежедневного штрафа в 50 тысяч долларов за неисполнение вердикта  о
передаче хасидам "коллекции Шнеерсона", в которую входят уникальные
и старинные книги
Библиотека Шнеерсона представляет собой коллекцию
древнееврейских книг и рукописей, собранных любавичским раввином Йозефом
Ицхаком Шнеерсоном. Часть коллекции была национализирована большевиками в
1918 году и в итоге оказалась в фондах Ленинской (ныне Российской государственной)
библиотеки. Другую часть Шнеерсон вывез из Советского Союза, эмигрировав в
1930-е годы Около 25 тысяч страниц рукописей попали в руки нацистов, затем
оказались в распоряжении Красной армии и были переданы в Российский
государственный военный архив. Любавичские хасиды добиваются возвращения
коллекции Шнеерсона с конца 1980-х годов.


Российский МИД назвал провокацией вердикт американского суда по делу
о библиотеке раввина Шнеерсона. Представители дипведомства заявили,
что Москва даст "жесткий ответ" в случае ареста российского имущества.




Писатель Дмитрий Быков на сайте 
предупреждает, чем может обернуться подобное обещание властей,
и заодно рекомендует:



Ах, не лезьте вы в Россию, хасиды!
Вас и так уже не любят в России.
Тут не вашего влияния зона.
Позабудьте своего Шнеерсона.

И не то чтоб наши русские власти
Защищали его фонд до упору,
По его библиотеке отчасти
Изучая каббалу или Тору.

Им знакомство с каббалою и Торой
Абсолютно ни к чему, если честно,
Для руления страною, в которой
Кабала уже и так повсеместно.

И не то чтоб это наше по праву –
Мы духовны и без этого клада.
Просто очень, понимаете, впадлу
Отдавать вам даже то, что не надо.

А уж эти адекватные меры
От набычившейся нашей Фемиды...
Мы такие тут видали примеры,
Что оставьте Шнеерсона, хасиды.

Мы и так уж напрягаемся, вызнав –
Не напрасно ж мы проходим тренажи! –
Что на внешний оскорбительный вызов
Отвечают тут наездом на нас же.

За кураж и эпатаж ваших крысок
Отдувается родной околоток.
Чуть вы приняли Магнитского список,
Как у нас тут наказали сироток.

Вы потребовали штраф – сотня тысяч!
Видно, мало десяти вашим рожам.
Нам себя же и приходится высечь,
Ибо вам-то мы ответить не можем!

И какие ж адекватные меры
Нам грозят за ваши книжки, хасиды?
Ограбляются ли пенсионеры,
Усыпляются ли все инвалиды?

Ваши методы, замечу без стеба,
Уважали тут и так не особо,
Но нельзя же, чтоб за книги раввина
Погибала тут сирот половина!

Так не шейте же нам дело, хасиды,
Неустанные защитники веры,
А иначе за такие обиды
Мы устроим адекватные меры.

Чтобы снова не страдать нашим детям
И зазря не пропадать вашим тыщам,
Мы хасидам адекватно ответим,
Если только тут хасида отыщем.