June 10th, 2012

по Дарвину

КУМРАН - (3)



ПУБЛИКАЦИИ - ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ РУКОПИСЕЙ



(см. КУМРАН (1), ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ.
КУМРАН (2), ПРЕДТЕЧА ХРИСТИАНСТВА? )
."Рукописи не горят"
(Так говорят.)

2 000 лет пролежали древние манускрипты в труднодоступных ущельях Иудейских гор на безлюдном северо-западном побережье Мертвого моря. Если сюда забредал европеец, это становилось событием для кочевавших здесь бедуинов, а сам европеец выглядел как человек, который слегка не в себе.

В 1947 году, когда пастухи-бедуины из племени таамире случайно обнаружили здесь первые семь пергаментных свитков, что по остроумному замечанию одного израильского археолога превратило их в "племя археологов", вся местность вокруг была ещё под властью британской администрации, которая готовилась к созданию самостоятельных государств. Отношения соседей, двух только-только рождающихся на этой земле стран, Иордании и Израиля, были, мягко выражаясь, не очень добрососедскими, и найденные раритеты долго не могли найти дорогу к ученым-специалистам. Да и бедуины, нашедшие их, не имели ни малейшего представления об их реальной ценности и искали какое-нибудь практическое применение этим кожаным листам с непонятными закорючками: нарезать из них подошву для сандалий, или продать, если найдется покупатель?




Иудейские горы в районе Кумрана. Видны входы в пещеры, где были найдены свитки.



Collapse )
по Дарвину

Великий и могучий.

Великому лингвисту Ноаму Хомскому, который считал, что "с помощью конечного набора грамматических правил и понятий люди могут создавать неограниченное количество предложений, в том числе предложения, никем ранее не высказанные и при этом, понимать друг друга", возражать не буду, но, если бы я не знал сюжет, и не было бы профессора, который "переводил на русский", я вряд ли бы понял, о чем речь в этом диалоге.

Оригинал взят у yurchik_p в Жека. Евгений, блин, Онегин!
Профессор (беря зачетку): «Так, вы кто у нас? Ага, Евгений Пустозвонцев. Что у вас там, в билете - «Евгений Онегин»? Ну, что же, расскажите мне, голубчик, что вы знаете про своего тезку?»
Студент: - Про Жеку то?
- Про какого Жеку?
- Ну, у меня у самого кликуха такая – Жека!
- Вот как! Вообще то, насколько я помню, у Онегина никаких таких кликух, как вы изволили выразиться, не было. Ну, что ж, продолжайте.
- Ну, там вначале дядя честно правил…
- Простите, чем же это он правил?
- Ну, это…там, как бы не написано.
- Ага. Ну, как бы продолжайте.
- Ну, а потом он себя уважать заставил. А чего, блин, заставлять! Я бы и так зауважал! Прикинь – отстегнул ему коттедж, прикид всякий, бабла там…
- Хм. Прикинул – старик не слабо отстегнул!
- Ну!
- А что, у Пушкина прямо так и написано – «Бабла»?
- Не, зачем! Пушкин – он реальный мужик был. Все в натуре писал, реально как бы.
- Может, вы хотите сказать, что он был реалистом?
- Ну!
- Ну- ну. А Жека что же?
- Жека-то? Ну, он вначале отстойный совсем был, ну – типа ханурин. У него непруха была сплошная, облом полный,…а как наследство накатило – сразу понтовый стал. А чего не стать, если на шару?
- Простите, как вы сказали? На какую шару?
- Ну, типа на халяву.
- Ага! Так. Ну?
- Ну, поканал в коттедж - оттянуться. Ну, там - речка, цветочки, пчелки шастают, то да се. Ну, типа - природа.
- Ага, понимаю. Как это у вас живописно выходит. Скажите, а люди там водились на этой типа природе?
- Ну! В Натуре! Там сосед был баклан такой торкнутый – Ленский. Ну, по лесу бегал с длинным хаером, писал там чего-то - ну, в общем – ошпаренный совсем.
- О, Господи! Бедный Ленский! Ну, хорошо, а еще кто?
- Ну, там еще две герлы были, как бы сестры…
- Ага! А вы случайно не помните, как этих герлов звали?
- Ну! Одна Олька – она с Володькой Ленским тусовалась. А вторая, Танька – вааще была шиза удолбанная!
- Какая, простите, шиза?
- Удолбанная, ну, в смысле ушлепнутая, типа – странная.
- Ага! Очень вы своеобразно и любопытно излагаете. Ну – дальше.
- Ну, чего, блин? Короче, она как Жеку увидала и сразу тащиться стала от него. Тащилась-тащилась, а потом у нее крышу снесло и она колбасить стала…
- Это, в каком же смысле колбасить?
- Ну, как бы переживала.
- Ага, понятно! И до чего же доколбасилась?
- Кто?
- Ну, эта – Танька, шиза удолбанная.
- Аа…ну, она заколбасила и стала писать ему это…забыл, как называется… ну, когда не эсэмэс и не емейл, а на этой в натуре – на бумаге…
- Типа – письмо?
- Во! Точно!
- И что же она ему написала?
- Ну, что ей стремно все, ну, типа – я вам пишу, чего еще в натуре?
- Так, так – ну как же интересно! А Жека, что же?
- А чего – Жека? Он – ничего. Он же знал, что она удолбанная. Но он над ней стебаться не стал. Ну, нарисовался там, крышу ей вправил, чтоб не глючила и уканал опять.
- Очень любопытно! Прямо типа драмы. И что потом!
- Ну, потом там тусовка была у Таньки на бёзнике.
- На чем, простите?
- Ну, на дне рожденья. Потом там разборка была у Жеки с Ленским из-за герлы. А потом они стрелку забили, ну, типа – дуэль. И Жека Володьку замочил.
- Переживал, наверное?
- Ну! Ведь корефаны были. Но там такой расклад был, что сканать никак нельзя. Ну, и пришлось замочить!
- Да, я понимаю. И что же потом приключилось с вашим тезкой?
- Ну – чего? Опять тормозить стал, все не в кайф, замырзаный стал совсем, отстойный, ну, это…
- Можете не переводить, я уже как-бы научился…понимать. И что же – на том все кончилось?
- Не, зачем! Он однажды на одной тусовке нарисовался, ну типа – на балу. А там – Танька.
- Которая шиза?
- Не, она там уже не шиза! Она уже с понтом такая, герла не хилая, генеральша в натуре!
- Да, не слабо! А Жека что ж?
- Ну, он, конечно, к ней подвалил. То да се, фуё-маё – ну, типа я от тебя тащусь, а все остальное мне не в кайф!
- Ага! Интересно! А Танька что же?
- Ну, чего? Ну, она ему – ты конечно чипидрос клевый. Но мне уже все до фени – ну типа я уже другому отдалась!
- Вот даже как?
- Ну! И он совсем отпал, тормозной такой стал - как долбоящер!...ну, вот…вроде и все!
- Мдаа. Очень впечатляющий рассказ, очень! Ну, и как же мне оценить ваш ответ? Вы сами-то как думаете?
- Ну, я думаю это…может на троечку?
- А может на пятерочку?
- Да, нет профессор, что вы – на тройку!
- А я думаю, может, все же - на пятерку?
- Да ничего, тройки хватит.
- Ну, не скромничайте, голубчик. Если бы Пушкин мог слышать все эти ваши сленги и идиомы – у него бы крышу сразу снесло! От вашего великого и в натуре, блин, могучего. Ну, типа – языка. Нет, я все же думаю – на пять!
- Да, ну что вы профессор – лучше три!
- Ну, вот что, дорогой мой. Вы мне такого тут наговорили, что мне ваш ответ совсем не в кайф! Я не знаю, на каком языке вы тут изъяснялись, но не на русском, это точно! Так что экзамен по русской литературе обойдется вам в пять штук.
- А трех тысяч не хватит?
- Нет, дорогой мой, не хватит. А то мне очень стремно будет.
- Жаль!
- Ну-ну! Не тормозите, голубчик. А то еще заглючите и крышу совсем снесет! Кстати, у вас есть…это самое?
- Ну, я взял на всякий случай.
- В конверте, как я учил?
- Ну, да. Реально.
- Вот и отлично! Кладите ее сюда в ящик стола мою пятерку. Вот так! А вот вам ваша троечка (ставит оценку, расписывается, отдает зачетку студенту). Вот теперь можешь канать отсюда спокойно, Жека. Евгений, блин, Онегин!
по Дарвину

Смешные люди...

В продолжение темы

Россия, почувствуй разницу...

ещё один странный гражданин:

Оригинал взят у anastgal     (via - vasily_sergeev)    в

Смешной какой человек...
(No comments)

Этого человека зовут Борис Джонсон. Он едет на своем велосипеде из дома на работу.

Должность у человека весьма интересная, он - мэр Лондона.

Борис Джонсон — очень неординарный человек.

Финансовый кризис в его городе — большая проблема, но Боря против жесткого госрегулирования. Для него одна из важных задач — пересадить горожан из метро на велосипеды! Хотя большинство банкиров уже давно не ездят на машинах в Лондоне. Это им еще бывший мэр, «красный» Кен Ливингстон «насолил», когда ввел правило — платить за поездку на машине в центр города.

Дело в том, что метро в британской столице работает ужасно, часто после ночного ремонта утром линии не готовы для эксплуатации. Боря очень недоволен этим. Он уже высказывался по поводу штрафа компании, которая делает некачественный ремонт. Но «труба» (так в переводе называется метро в Лондоне) стара - самая старая в мире, и полностью сделать ее современной никому не удается.
Collapse )