arktal (arktal) wrote,
arktal
arktal

Репортаж из Халеба (Алеппо)

- Ну, что там у нас в Сирии?
- Не у нас, а у них.
- Да-а-а. Но это так близко, что как-будто у нас.

[Из подслушанного разговора на улице.
Израиль. Июль 2012]




В четверг, под палящим солнцем, на улицах сирийского Алеппо кипела такая знакомая нервная деятельность. Всем известно, что Башар аль-Ассад пытается направить сюда усиленные войска, чтобы штурмовать город. В квартале на северо-востоке мирные жители наблюдали за тем, как повстанцы Свободной сирийской армии оборудуют блокпосты и сооружают баррикады из сгоревших автомобилей. Ходили слухи, что над западными окраинами летают правительственные вертолеты, но в остальных кварталах города небо было чистое – военных самолетов и боевых вертолетов, которые летали над Алеппо все последние дни, не наблюдалось. Все это вызывало ощущение затишья перед бурей. Здесь и там по улице мчались машины, в очевидной панике, мигая фарами; водители махали друг другу, указывая повороты и направление движения; суматоха усиливалась хаотичным треском выстрелов. Всю неделю из города ехали микроавтобусы, забитые гражданскими людьми, и крошечные минивэны китайского производства, загруженные плитами, холодильниками и людьми. Жители Алеппо – одного из древнейших, постоянно заселенных городов мира – бежали в северные провинции, преимущественно контролируемые повстанцами.

Правительственная операция, которая, по мнению повстанцев, будет включать авиабомбардировку и обстрел артиллерией, предположительно, называется “Решительная миссия”. То, что штурм состоится, было ясно с момента вторжения повстанцев в город в прошлую субботу и захвата ими суннитских кварталов на северо-востоке и юго-западе. Повстанцы за пределами города атаковали войска по мере их продвижения с юга – так они утверждают.

Около полудня один из главных повстанческих командиров Алеппо – худой, жилистый, чрезвычайно вежливый бывший торговец зерном Хаджи Мара заявил, что, независимо от того, что предпримет Ассад, он и его люди останутся в городе и будут сражаться; их основная проблема – это снайперы, которые не дают им занять Старый город в центре Алеппо, и грозные ополченцы, называемые “шабиха” – призраки, – которые рыскают в округе в поиске жертв. Когда я спросил его, что он ждет от правительства, он сказал: “Они сейчас собирают силы и обязательно предпримут контратаку – это единственное, что им остается. Режим готов на отчаянные меры. Если мы возьмем Алеппо – это будет конец режима. Алеппо будет очень важным сражением”.

В штабе повстанцев царила оживленная атмосфера – входили и выходили бойцы, заносили провиант, посланцы с донесениями возвращались с передовой, туда-сюда перемещали раненых.

Кроме того, приводили задержанных. Прямо напротив временного офиса Хаджи Мара, в котором находился я, в помещении для допроса сидело примерно несколько десятков людей – подозреваемых в том, что они - шабиха или члены “мухабарат” – секретной полиции. В какой-то момент оттуда послышались крики и то, что было похоже на удары. Когда я прошел по коридору и заглянул внутрь, оказалось, что избивают повстанца, который, очевидно, пребывая в состоянии неконтролируемой эйфории, нарушил правила на блокпосту. (В среду мне рассказывали, что на блокпосту повстанцев убили двух гражданских в машине; хотя было неясно, виновен ли этот мужчина). Когда нарушителя – сердитого и напуганного, и кричащего о том, что он невиновен – вывели из комнаты, снаружи завязалась драка, другой повстанец попытался его избить и надеть на него наручники. Началась потасовка и задержанного повстанца увели.

Снаружи, улицы были завалены кучами мусора, а большинство магазинов – пусты или заколочены. А в тех немногих, которые были открыты, люди – даже несколько женщин – стояли в очередях, покупая товары первой необходимости и справляясь с жизнью так, как они делали всегда. Тем временем, в попытке взять под свой хрупкий контроль остальные части города, повстанцы в штабе раздали все свои листовки, в которых просили гражданских жителей не выходить из дому и оказывать содействие, говоря о том, что не желают им зла, а только хотят их защитить, и увидеть конец ассадовского режима. Они говорили, что правительство теперь – это они.


- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Прим. переводчика:

Джон Ли Андерсон – публицист, военный корреспондент журнала "Нью-Йоркер"; находится в данный момент в Алеппо. Запись в твиттере 25 июля 10:56:
“Сегодня главарь повстанцев в Алеппо сказал мне, что хочет исламское государство Сирия. Его идеал – халифат Умара Ибн Абдулазиза VIII столетия”.

Полез в Гугл, чтобы выяснить, кто же это был такой пример для подражания - Умар Ибн Абдулазиз! И нашел:

"Когда Абдуллу ибн Мубарака спросили, кто был ценнее и лучше: Муавият или Умар Ибну Абдулазиз, то ответил: "Клянусь, пыль, которая попала в ноздри коня Муавията , тысячу раз ценнее самого Умара ибн Абдулазиза ". Так пишет Ибну Хаджар аль-Макии . Он же не был тем, кто пишет неточные сведения. " [Муавият (да будет доволен им Аллах)]


Фото - 25 июля. Захват боевиками полицейского участка в Алеппо

Текст - Армии Алеппо. 26 июля




Tags: Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments